Западно-Карпатская наступательная операция (12.01—18.02.1945)

Западно-Карпатская
наступательная
операция
(12.01—18.02.1945)











Середина января 1945 года ознаменовалась масштабным наступлением Красной Армии на широком фронте от Балтики до Карпат и южнее. Наряду с решающим варшавско-берлинским направлением (Висло-Одерской операцией) и наступлением в Восточной Пруссии (Восточно-Прусской операцией), где действовали войска трех Белорусских и 1-го Украинского фронтов, важное место в зимней кампании 1945 года отводилось наступлению в Западных Карпатах. Осуществить его должны были 4-й Украинский фронт и часть сил 2-го Украинского фронта.

Им противостоял все еще сильный противник, который надеялся, используя глубокоэшелонированную оборону в условиях горно-лесистой местности, нанести поражение нашим войскам. Тем самым немецко-фашистское командование получило бы возможность действовать во фланг 1-го Украинского фронта, рвавшегося через Вислу к Одеру, а на южном фланге воспрепятствовать завершению Будапештской операции наших войск. Но у противника была «ахиллесова пята» – низкое моральное состояние личного состава. Прошли те времена, когда гитлеровцы вели себя самоуверенно и нагло. Все очевиднее была надвигавшаяся катастрофа фашистской Германии. Не случайно в секретном циркуляре Геббельса, захваченном в конце 1944 года, от немецкого офицерского состава требовалось «изъять» из употребления слово «катастрофа», так как оно «в психологическом и политическом отношениях производит плохое впечатление». Командующий 38-й армией генерал-полковник К. С. Москаленко по материалам допросов немецких военнопленных писал об их состоянии следующее: «В победу Германии никто не верит. Солдаты думают только о спасении своих жизней… Настроение солдат на фронте, здесь, в Карпатах, обусловливается постоянным физическим недомоганием и усталостью…»

В Западно-Карпатской операции нашим войскам предстояло преодолеть оборонительные рубежи противника, протянувшиеся в глубину на 300–350 км. Их занимали немецкие 1-я танковая армия и часть сил 17-й армии, а также 1-я венгерская армия. Враг в срочном порядке создавал в Словакии оборонительные рубежи по западным берегам рек Нитра, Ваг, Морава, укреплял местность на юго-восточных склонах Словацких Рудных гор, что должно было воспрепятствовать наступлению войск 2-го Украинского фронта. В полосе действий 4-го Украинского фронта, на польской и словацкой территории, противник имел еще более развитую систему инженерных сооружений, составлявших главную и вторую полосы обороны и несколько тыловых рубежей. Кроме линий траншей и противопехотных препятствий, на танкоопасных направлениях были отрыты противотанковые рвы. Для повышения боеспособности своих частей гитлеровское командование объявило, что все солдаты, сдавшиеся в плен, будут считаться предателями. Фашистов заставлял упорно воевать и страх расплаты за их зверства на оккупированных территориях.

К началу наступления в состав 4-го Украинского фронта (командующий – генерал армии И. Е. Петров) входили 38-я, 1-я гвардейская, 18-я армии, 1-й чехословацкий армейский корпус (оперативно подчиненный 1-й гвардейской армии) и 8-я воздушная армия. Главный удар в обход Карпат с севера, через Горлице на Краков наносила правофланговая 38-я армия. Тем самым она должна была оказать содействие наступлению 1-го Украинского фронта в Висло-Одерской операции. Южнее вспомогательные удары наносили 1-я гвардейская армия (на люботинском направлении) и 18-я, двигавшаяся на Кошице и Попрад. От чехословацко-венгерской границы должны были наступать в северо-западном направлении армии правого крыла 2-го Украинского фронта Маршала Советского Союза Р. Я. Малиновского – 40-я (с 4-й румынской армией), 27-я (с 4-м румынским армейским корпусом 1-й румынской армии) и 53-я, а также 1-я конно-механизированная группа. Предполагалось тесное взаимодействие со словацкими и советскими партизанами.

В 4-м Украинском фронте имелось 215 танков и САУ, из них в 38-й армии (где их применение было наиболее возможным по условиям местности) – 134. В 1-й гвардейской армии с учетом горных условий, в которых ей предстояло действовать, 42 танка и САУ планировалось использовать в качестве средств сопровождения стрелковых частей, которым они придавались. В 18-й армии 39 танков и САУ могли действовать на одном направлении – вдоль западного берега реки Гернад. Общее соотношение сил к началу операции было в пользу советских войск: по личному составу — в 1,2 раза, орудиям и минометам — в 1,9, танкам и самоходным орудиям — в 1,3, самолетам — в 1,9 раза.

Западно-Карпатская операция началась в тот же день, что и Висло-Одерская, – 12 января. При этом, отвлекая силы противника от участка 38-й армии, которой предстояло нанести главный удар, первой вперед пошла 18-я армия. После артиллерийской и авиационной подготовки наступления войска ее ударной группировки устремились в атаку. На помощь своей пехоте гитлеровцы бросили танки и штурмовые орудия, активно начала действовать вражеская артиллерия. Отчаянное сопротивление противника замедлило темп продвижения наших войск. Чтобы увеличить силу удара, командующий 18-й армией генерал-майор А. И. Гастилович с утра 13 января ввел в бой 138-ю стрелковую дивизию. Применяя обходной маневр, используя имевшиеся в Словацких Рудных горах немногочисленные и в большинстве разрушенные дороги и тропы, войска 18-й армии продвигались на запад.

15 января в наступление перешла 38-я армия генерала К. С. Москаленко. В 8 часов 15 минут началась мощная и выверенная по целям артиллерийская подготовка, которая оказалась неожиданной для противника. Один из офицеров 11-го армейского корпуса СС, позже взятый в плен, признавался: «Поразительный артиллерийский огонь, для описания которого у меня нет слов, был для нас утром 15 января необычным сюрпризом. Только очень немногие успели добежать до блиндажа и укрыться от губительного плотного огня русской артиллерии. Остальные остались на месте. Из 70–80 человек нашей роты в живых осталось очень мало».

Наши воины действовали смело и решительно. Так, помощник начальника штаба по разведке 1000-го стрелкового полка 305-й стрелковой дивизии старший лейтенант В. С. Демидов при атаке населенного пункта Глиник Немецки уничтожил огнем из автомата 14 фашистов. Рядовой 1001-го стрелкового полка той же дивизии И. А. Ефимец первым проник во вражескую траншею, 11 солдат противника он истребил и двух взял в плен. К 14 часам дня все полки первых эшелонов преодолели две, местами три линии траншей и вышли к реке Вислока, выполнив ближайшую задачу. К 18 часам все дивизии выполнили задачу дня и продолжали наступление. К исходу дня оборона немецкой 17-й армии была прорвана на 16 км по фронту и на 18 км в глубину, освобождено 18 населенных пунктов, перерезана железная дорога из города Ясло на запад. 16 января при взятии Ясло лучше всех действовали 70-я гвардейская и 140-я стрелковые дивизии 101-го стрелкового корпуса. На следующий день после обходного рывка танковых частей 305-я и 241-я стрелковые дивизии освободили Горлице.

В последующие дни войска 38-й армии продолжали наступление. Гитлеровцы наспех организовывали контратаки и устраивали засады на путях движения наших войск. Одновременно на участок прорыва перебрасывались части с соседних участков фронта. Но противнику не удалось предотвратить стремительного захвата передовыми полками 38-й армии мостов через три водных рубежа – Ропу, Бялу и Дунаец. Только в течение 18 января войска армии продвинулись на 15 км за реку Дунаец, выполнив задачу первого этапа операции. Вместе с тем командарм К. С. Москаленко с некоторой досадой отмечал: «Мы еще только прошли около половины пути до Кракова, а войска левого фланга 59-й и правого фланга 60-й армий 1-го Украинского фронта, наступавшие с 12 января, уже завязали бои за этот город. И дело было отнюдь не в том, какой из наших армий достанется честь освобождения Кракова». Главный предмет досады командующего 38-й армией состоял в том, что из-за разной глубины проникновения наступавших армий во вражескую оборону не представлялось возможным замкнуть окружение вокруг отступавшего противника.

Уйдя из мешка, части 17-й немецкой армии отходили в полосу 38-й армии и, атакованные здесь, откатывались на запад. В конечном счете операция развивалась вполне успешно. Попытка врага задержать наступление наших войск в районе Новы-Сонч, где он оказал упорное сопротивление частям 52-го стрелкового корпуса, не удалась. 20 января город был освобожден. На правом фланге продвижение 38-й армии задерживал горный массив, который пришлось обходить с севера. В зимних условиях и при ограниченном количестве дорог это было сделать непросто. Отстала часть артиллерии; лишившись железной дороги, не могли двигаться вперед два дивизиона бронепоездов. Особенно сильное сопротивление враг оказал на рубеже Рабы – реки, пересекавшей полосу 38-й армии по диагонали – с юга-запада на северо-восток. Но и здесь противнику не удалось долго задержаться. После того как подтянулась артиллерия, войска 38-й армии форсировали Рабу (22 января).

За Рабой контратаки врага усилились, поскольку на западном берегу реки гитлеровцы имели хорошо укрепленный оборонительный рубеж. С учетом сильной обороны противника, накопившейся усталости и потерь в личном составе войскам 38-й армии была предоставлена двухдневная пауза в наступлении.

1-я гвардейская армия генерал-полковника А. А. Гречко, располагавшаяся южнее 38-й армии, перешла в наступление 18 января. В 6 часов после короткого огневого налета по арьергардам противника вперед двинулись 11-й, 107-й стрелковые корпуса и часть сил 1-го чехословацкого армейского корпуса. К концу дня левофланговые соединения армии продвинулись до 20 км. В течение дня они продвинулись от 4 до 22 км в глубину на фронте до 60 км. Преследование противника, опасавшегося окружения, велось развернутыми боевыми порядками, а в последующем – сомкнутыми колоннами, имевшими передовые отряды. «С первого же дня наступления, – отмечал Гречко, – некоторые части и соединения армии набрали исключительно высокий темп движения».

После того как противник не смог удержать рубеж на реке Ондава, командующий 18-й армией поставил задачу возможно быстрее захватить город Прешов – важный узел дорог в северо-восточной части Словакии. Этот небольшой, но сильно укрепленный город на реке Гернад был освобожден 19 января в результате решительного наступления 170-го стрелкового корпуса. В боях за него смело и целеустремленно действовала десантная группа во главе с заместителем командира 320-го гвардейского стрелкового полка 129-й гвардейской стрелковой дивизии майором Я. Л. Ротиным. В нее входили подразделения самоходно-артиллерийских установок и автоматчики. Когда группа, преодолев обледенелые скалы, ворвалась в город, противник уничтожил за ней мост. Группа оказалась отрезанной, но смело пошла вперед. Десантники захватили кирпичный завод, подавили врага огнем и обеспечили переправу через реку своей дивизии.

Мужественно проявляли себя воины 1-го чехословацкого армейского корпуса. Только за первые два дня наступления они освободили 43 населенных пункта, в том числе города Бардева и Зборов. За активное участие во взятии Прешова отдельным приказом Верховного Главнокомандующего 1-й и 3-й чехословацким пехотным бригадам было присвоено наименование «Прешовских». С 22 января 1-й чехословацкий армейский корпус вошел в состав 18-й армии.

После взятия войсками левого крыла 1-го Украинского фронта Кракова (19 января) Ставка ВГК обратила внимание командования 4-го Украинского фронта на необходимость более активного обеспечения действий главной стратегической группировки советских войск. В связи с этим полоса действий 1-й гвардейской армии перемещалась на северо-запад, ближе к 38-й армии. Первоочередными направлениями наступления войск армии А. А. Гречко стали города Стары-Сонч и Новы-Тарг. При этом основные силы армии сосредоточивались на преследовании отходившего противника в обход очагов его сопротивления. Так было и при подходе 276-й стрелковой дивизии 11-го стрелкового корпуса к Стары-Сонч: оставив один полк для сковывания гарнизона города, дивизия продолжила наступление в направлении Новы-Сонч и Лиманова.

При подходе войск 107-го стрелкового корпуса к Новы-Тарг командующий армией запретил командиру корпуса брать город ударом в лоб. Дивизии корпуса двинулись в обход Новы-Тарг по склонам гор и, сбив в ожесточенных схватках заслоны врага, создали угрозу полного окружения города. Противник был вынужден оставить этот важный узел коммуникаций в Карпатах и отойти на запад. В приказе Верховного Главнокомандующего говорилось: «В ознаменование одержанной победы соединения и части, наиболее отличившиеся в боях по овладению городом Новы-Стар, представить к награждению орденами».

Важным событием январского наступления 4-го Украинского фронта стало овладение войсками 18-й армии городом Кошице – вторым по величине административным и промышленным центром Словакии. Штурм оборонительных рубежей, прикрывавших его, начался 19 января мощной артиллерийской подготовкой и авиационным ударом. Сопротивление венгерских и немецких войск, стянутых в Кошице, было сломлено к исходу дня, противник с большими потерями покинул город. Его жители с энтузиазмом приветствовали освободителей. В боях за Кошице отличились части 318-й горнострелковой дивизии генерал-майора В. Ф. Гладкова, 237-й стрелковой дивизии полковника М. Г. Тетенко, танкисты 5-й отдельной гвардейской танковой бригады полковника И. М. Моруса. Приказом Верховного Главнокомандующего 344-му стрелковому полку майора Ф. Ф. Армеева и 838-му стрелковому полку майора П. Б. Натэнова было присвоено наименование Кошицких. В Москве был произведен салют в честь освободителей Кошице.

В дальнейшем полоса наступления 18-й армии была несколько повернута к северо-западу в общем направлении на Высокие Татры. Поскольку исключительно сложный горный рельеф и оборонительные рубежи противника затрудняли наступление во всей 60-км полосе, основные силы армии продвигались по долине реки Ваг. Рядом согласованных ударов части армии преодолели узлы сопротивления врага на горном массиве Браниско и вышли к городу Попраду. Фашисты намеревались взорвать город, но не успели этого сделать. Наши войска действовали быстро и решительно, так что многие гитлеровцы поспешили покинуть город, спасая свои жизни. Попрад был очищен от них за несколько часов. Начальник политотдела 17-го гвардейского стрелкового корпуса генерал-майор Н. С. Демин вспоминал о радостной обстановке в городе в день освобождения 25 января: «Трудно описать словами, что творилось на улицах! Почти на каждом здании реяли трехцветные чехословацкие и алые советские флаги. Машины еле двигались, стиснутые со всех сторон живым гудящим людским потоком. Солдат обнимали, качали на руках. Улыбки, слезы радости, объятия!»

Посильную помощь наступавшим войскам 4-го Украинского фронта оказывали словацкие и советские партизаны. Татры, отмечал командующий 18-й армией А. И. Гастилович, не были «ничейной землей», поскольку там действовали партизаны, «и я смело мог позволить себе разрыв в два десятка километров между флангами 17-го гвардейского и 1-го чехословацкого корпусов».

С первого дня Западно-Карпатской стратегической операции в ней участвовали правофланговые армии 2-го Украинского фронта – 40, 27 и 53-я. Необходимо отметить, что главные силы этого фронта в это время совместно с 3-м Украинским фронтом осуществляли Будапештскую стратегическую операцию. Вокруг будапештской группировки противника наши войска создали двойной фронт окружения – внутренний и внешний, однако противник не собирался капитулировать и предпринимал яростные попытки изменить ситуацию. В частности, ему удалось оттеснить назад две танковые армии 2-го Украинского фронта, прорвавшиеся до Комарно, а 18 января немецкий «танковый кулак» нанес удар по нашим войскам в районе озера Балатон. В условиях такого осложнения обстановки правофланговые армии 2-го Украинского фронта вынуждены были действовать в Западно-Карпатской операции как бы с оглядкой назад: во-первых, оставалось вероятным их привлечение к Будапештской операции, а во-вторых, при продвижении на северо-запад могла появиться опасность оголения их левого фланга.

Наибольшего успеха добились 40-я и 27-я армии (командующие – генерал-лейтенант Ф. Ф. Жмаченко и генерал-полковник С. Г. Трофименко), которым определенное содействие оказывали румынские части. Войска этих армий овладели городами ожнява, Ельшава, лученеРРроооооРожнява, Ельшава, Лученец и к 25 января вели бои на подступах к Добшину и северо-западнее Лученца. Почти не имели продвижения 53-я армия генерал-полковника И. М. Манагарова и 1-я конно-механизированная группа генерал-лейтенанта И. А. Плиева. Полтора десятка танков, которыми они располагали, не могли оказать существенной помощи стрелковым войскам. В конце января 40-я армия перевалила через главный хребет Словацких Рудных гор и частью сил совместно с действовавшими в этом районе партизанами освободила город Брезно. К 1 февраля войска правого крыла 2-го Украинского фронта достигли рубежа западнее Брезно, Немце, река Грон. Позднее, вплоть до завершения ликвидации будапештской группировки врага, больших изменений на правом фланге 2-го Украинского фронта не происходило.

Но вернемся к наступлению войск 4-го Украинского фронта. 31 января командующий фронтом конкретизировал задачи: 38-й армии овладеть Бельско-Бялой и развить удар на Моравско-Остраву; южнее 1-й гвардейской армии – наступать на Живец и далее на Цешин; на левом фланге 18-й армии – наступать в общем направлении на Ружомберок.
Северный участок оборонительного рубежа, куда направлялись основные усилия наших войск, был хорошо оборудован в инженерном отношении. Возведение укреплений, начатое еще в августе 1944 года, велось строительной компанией «Тодт» с привлечением мобилизованного местного населения. На фронте от реки Висла до гор Малые Бескиды главная полоса обороны противника состояла из четырех позиций, расположенных на глубину 5–8 км. На 1 км фронта имелось до 25 железобетонных двухамбразурных огневых сооружений. Для обеспечения тактической и огневой связи между узлами сопротивления в населенных пунктах противник использовал выемки и кюветы у грунтовых, шоссейных и железных дорог, располагал в них пулеметы и стрелков, создавая систему фланкирующего и косоприцельного огня. Наиболее мощным узлом обороны являлся город Бельско-Бяла на реке Бяла Западная, который с северо-востока, востока и юго-востока был опоясан оборонительным рубежом, состоявшим из двух-трех линий траншей и имевшим до 200 бетонных огневых точек. С трех сторон город окаймлял противотанковый ров.

1 февраля после 45-минутной артиллерийской подготовки войска 38-й армии перешли в наступление. 101-й стрелковый корпус прорывался к Дзедзице и Чеховице, а 52-й должен был форсировать реку Бяла Западную и наступать непосредственно на Бельско-Бялу. Как и в предыдущих боях, наши воины действовали с исключительными мужеством и отвагой. При форсировании реки отличился батальон майора Г. Ф. Андреева из 140-й стрелковой дивизии. Его подразделения первыми переправились на противоположный берег под пулеметным огнем. Они отбили несколько контратак противника и удержали захваченный плацдарм, обеспечив переправу полка. За мужество и самоотверженность многие из них были награждены орденами и медалями, а майор Андреев удостоен звания Героя Советского Союза.

6 февраля, когда 121-я стрелковая дивизия, преодолевая яростное сопротивление врага, медленно пробивалась к Бельско-Бяле с севера, батальон капитана В. Ф. Ларина из 705-го стрелкового полка был контратакован гитлеровцами в районе одной из высот. Заняв выгодные позиции, наши воины отбили первый натиск, но противник вновь и вновь лез напролом. Пять контратак отразил батальон в тот день. Только убитыми гитлеровцы потеряли десятки человек, а добились лишь того, что ненадолго задержали наступление батальона. В другом бою разведчик рядовой М. С. Маляренко добровольно вызвался уничтожить бетонированную огневую точку противника. Пробираясь к ней, он получил ранение, но, несмотря на это, ему удалось ворваться во вражеский дот. С гранатой в руке воин заставил четырех гитлеровцев сдаться и привел их в свою часть. За этот подвиг Маляренко был удостоен звания Героя Советского Союза. Таких примеров, свидетельствовавших о боевой отваге воинов 38-й армии и их несгибаемой воле к победе, было немало.

В то время как войска 38-й армии обходили Бельско-Бялу с севера, 11-й стрелковый корпус 1-й гвардейской армии получил задачу прорваться к городу с юго-востока. Почти одновременно их части вступили в город. Гитлеровцы, засев в каменных домах, оказывали сильное огневое сопротивление. В полках были созданы штурмовые отряды из 20–25 человек пехоты, одного-двух 76-мм орудий и отделения саперов, а в батальонах – штурмовые группы из автоматчиков и пулеметчиков. После трехдневных ожесточенных боев, занимая дом за домом и квартал за кварталом, наши войска 12 февраля окончательно выбили противника из Бельско-Бялы.

Пока 11-й стрелковый корпус во взаимодействии с 38-й армией вел бои за Бельско-Бялу, другие войска 1-й гвардейской армии наступали южнее, двигаясь в направлении на город Живец. Как и Бельско-Бяла, этот сильно укрепленный город прикрывал подступы к Моравско-Остравскому промышленному району. На пути к нему развернулись упорные бои по овладению Елесней. К этому узлу шоссейных дорог наши войска пробивались с флангов. Ощущая сильный нажим и боясь окружения в Елесне, противник начал выводить оттуда свои войска. В течение 9 февраля и в ночь на 10-е 1339-й горнострелковый полк после тяжелых боев полностью очистил город от врага.

В своей книге «Через Карпаты» А. А. Гречко привел пример и неудачного боя, являвшегося, по его мнению, поучительным. При наступлении 167-й стрелковой дивизии западнее горы Кичера она вступила в бой с противником, имевшим, как оказалось, превосходящие силы и дополнительные резервы, и при этом 167-я дивизия потеряла связь с соседними соединениями. Воспользовавшись этими обстоятельствами, гитлеровцы смогли окружить в районе Пясковой Поляны два наших полка и батальон. Понадобилось более недели, чтобы выручить попавших в окружение. Этот случай, отмечал Гречко, «еще раз подтвердил, как важно было тщательно продумать и четко организовать разведку и обеспечить фланги».

В дальнейшем войска 1-й гвардейской армии сумели вплотную подойти к городу Живец, овладев перед этим опорным пунктом Живец Стар. Он был занят в результате стремительной атаки 327-го гвардейского горнострелкового полка в темное время. Противник неоднократно предпринимал попытки отбить Живец Стар, но сделать этого ему не удалось.

В конце января – первой половине февраля наступление вела и 18-я армия А. И. Гастиловича. Она продолжала двигаться через Татры. «Глухие местные места, – вспоминал командарм, – все чаще подсказывали нам способы действий, основанные на внезапности». Умело использовали эти способы войска 1-го гвардейского корпуса, которые не раз, «свалившись на голову» врага, беспощадно громили его. Атаковали гвардейцы, например, ночью, в пургу, без артподготовки. Противнику удалось на время остановить продвижение 1-го гвардейского корпуса на рубеже реки Оравица и южных отрогов хребта Липтовски Голе, но 13 февраля наступление наших войск возобновилось. При этом 1-й чехословацкий корпус действовал самостоятельно, так как основные силы армии были отделены от него труднопроходимым хребтом Высоких Татр.

К середине февраля войска 4-го Украинского фронта вышли к сильному оборонительному рубежу противника по линии Струмень, Живец, Яблонка, Липтовски-Свети-Микулаш, прорвать который с ходу им не удалось. С 18 февраля по решению Ставки они перешли к обороне, завершив Западно-Карпатскую операцию. 4-й Украинский фронт начал подготовку к Моравска-Остравской операции, а 2-й Украинский фронт – к Братиславско-Брновской.

В итоге зимнего наступления Красной Армии в Западных Карпатах наши войска освободили обширные районы Словакии и Южной Польши с населением около 1,5 млн человек. Враг потерял свыше 137 тыс. человек пленными, около 2300 орудий и минометов, 320 танков и штурмовых орудий, 65 самолетов, много другой боевой техники и военного имущества. Разгромив противника в Словацких Рудных горах, Красная Армия лишила Германию важного района добычи цветных металлов. Своими активными действиями войска 4-го Украинского фронта сковали в Западных Карпатах крупные силы врага и тем способствовали успеху 1-го Украинского фронта в Силезии. Были созданы условия для наступления с целью овладения Моравска-Остравским промышленным районом. За боевые отличия в Западно-Карпатской операции 149 соединений и частей были награждены орденами и медалями, 42 – удостоены почетных наименований Кошицких, Прешовских, Горлицких, Попрадских и Ясловских.


© Международный Объединенный Биографический Центр

Немножко рекламы:
многолетний опыт плюс постоянное совершенствование все чаще исключает возможность ошибки
www.uralsib.net: продажа труб .