Восточно-Карпатская наступательная операция (08.09–28.10.1944)

Восточно-Карпатская
наступательная
операция
(08.09–28.10.1944)











Наступление в Восточных Карпатах осуществлялось войсками 1-го и 4-го Украинских фронтов и имело своими целями разгром немецко-фашистской армейской группы «Хейнрици», продвижение на территорию Словакии и выход к границам Венгрии и Румынии. В ходе этой стратегической операции были проведены Карпатско-Дуклинская и Карпатско-Ужгородская фронтовые операции.

Советское командование первоначально не планировало наступления в Восточных Карпатах, в труднодоступной горно-лесистой местности, где противник оборудовал целую полосу укрепленных районов и узлов сопротивления («линию Арпада»). Ставка Верховного Главнокомандования, считая основными направлениями стратегического наступления Берлинское и Венское, предполагало обойти Карпаты с юга с тем, чтобы впоследствии окружить вражеские войска в горах. Командующий войсками 1-го Украинского фронта Маршал Советского Союза И. С. Конев отмечал: «Ввязываться крупными силами в затяжные бои в Карпатах было невыгодно. Опыт подтверждал, что штурмовать горы будет тяжело. Немцы как обороняющаяся сторона, опираясь на горы, находились бы в более выгодном положении. Для меня было предельно ясно, что борьба в горах может быть вызвана только самой жестокой, железной необходимостью».

Именно такая обстановка сложилась в связи с начавшимся 29 августа 1944 года Словацким национальным восстанием, на сторону которого перешли многие воинские части правившего в Словакии режима Тисо. Чехословацкая военная миссия в Москве и руководство Компартии Чехословакии обратились к Правительству СССР с настоятельной просьбой помочь словацкому народу. Потребность в такой помощи возросла после того, как немцам в период с 31 августа по 4 сентября удалось разоружить Восточно-словацкий корпус (из-за предательства командира корпуса генерала А. Малара), что ослабило силы восставших.

Уже 3 сентября И. С. Конев доложил Ставке план проведения наступательной операции силами 38-й армии. На следующий день он был утвержден. 38-я армия, усиленная 25-м танковым, 1-м гвардейским кавалерийским и 1-м Чехословацким армейским корпусами, должна была нанести удар из района Кросно в общем направлении на Прешов с выходом на территорию Словакии. В тот же день указание принять участие в наступлении получил от Ставки командующий войсками 4-го Украинского фронта генерал армии И. Е. Петров. Содействовать 38-й армии в Карпатско-Дуклинской операции было поручено 1-й гвардейской армии: ее 107-й стрелковый корпус, примыкавший к 38-й армии, выделялся для наступления в направлении на Команьчу. Другим войскам 4-го Украинского фронта предстояло сковывать противника и готовиться к проведению Карпатско-Ужгородской операции с целью овладения районом Ужгород – Чоп – Мукачево вблизи границ с Чехословакией и Венгрией.

Для подготовки к Карпатско-Дуклинской операции войска имели лишь по несколько суток. Оценивая поставленную перед 38-й армией задачу, ее командующий генерал-полковник К. С. Москаленко писал о боевых действиях в горах: «Опыта их ведения, в частности в Карпатах, не дала нам Первая мировая война. Тогда через эти горы прорвалась только дивизия генерала Корнилова. Но и она в районе Ужгорода была окружена и взята в плен противником. Вторая мировая война ничего не прибавила к этому "опыту" до сентября 1944 г., кроме борьбы на Кавказе, где мы вначале оборонялись, а потом перешли в наступление. …Если же учесть, что войска 38-й армии получили малообученное пополнение буквально накануне наступления, то легко представить возникшие трудности как при подготовке, так и особенно в процессе боевых действий».

Общее соотношение сил перед наступлением в Карпатах, особенно в танках и САУ, было в пользу советских войск. Карпатско-Дуклинская операция началась 8 сентября наступлением 38-й армии в полосе шириной 68 км, при этом главный удар (вдоль шоссе Дукля – Дуклинский перевал) наносился на участке 8 км. В первый день войска армии вклинились в оборону противника на глубину до 12 км. Утром 9 сентября для развития успеха в сражение были введены 25-й танковый и 1-й гвардейский кавалерийский корпуса, а во второй половине дня и 1-й Чехословацкий армейский корпус. Противник срочно перегруппировывал свои силы, укрепляя оборону. Бои приняли затяжной характер. Вскоре командир 1-го Чехословацкого корпуса Я. Кратохвил, слабо проявивший себя в управлении войсками, был снят с должности И. С. Коневым и заменен Л. Свободой – командиром 1-й бригады корпуса, выделявшейся своей организованностью. Это решение было одобрено Ставкой и лично И. В. Сталиным. «В последующих боях, – отмечал командующий фронтом, – Чехословацкий корпус показал себя как боевое и крепкое, сплоченное соединение».

Немецко-фашистское командование перебрасывало в полосу наступления 38-й армии части с других участков фронта. Шедший впереди других войск армии 1-й гвардейский кавалерийский корпус, развивая прорыв, 13 сентября вступил на территорию Словакии, но был остановлен подошедшими с нескольких сторон танковыми войсками противника. Он фактически попал в полуокружение, из которого потом вышел с трудом. К 14 сентября в полосе наступления 38-й армии немецко-фашистские войска уже имели превосходство в танках, самоходных орудиях и пулеметах. Темпы наступления армии снизились и из-за неблагоприятных погодных условий – ливневых дождей, заливавших горные дороги. Горы заволокли тучи, авиация действовать почти не могла. Тем не менее войскам 38-й армии за 7 дней упорных боев удалось прорвать главную полосу обороны врага на фронте до 22 км.

9 сентября южнее перешел в наступление 107-й стрелковый корпус 1-й гвардейской армии. Командовавший этой армией генерал-полковник А. А. Гречко выделил корпусу для наступления полосу 110 км, при этом главный удар наносился на участке 4 км при мощной артиллерийской поддержке. Здесь тоже была ненастная, дождливая погода, из-за которой в течение первого дня наступления авиация сделала лишь 38 самолето-вылетов. Преодолевая ожесточенное сопротивление врага, корпус к концу 9 сентября продвинулся до 5 км. Исключительное мужество в боях за одну из высот проявили бойцы 9-й роты автоматчиков 320-го гвардейского стрелкового полка 129-й гвардейской стрелковой дивизии. Поведя своих подчиненных в атаку на высоту, командир роты капитан А. П. Курбатов пал смертью храбрых, но тем временем отделение сержанта Степаненко, действуя по замыслу командира роты, обошло высоту и ударило по гитлеровцам с тыла. Высота была взята и, несмотря на неоднократные контратаки противника, удержана.

В ходе наступления 107-го стрелкового корпуса, а затем и соседнего 35-го стрелкового корпуса противник не раз контратаковал, пытаясь закрыть прорыв. Только за один день 11 сентября воины 155-й стрелковой дивизии отбили 10 контратак врага. Шесть раз при поддержке пулеметного и минометного огня гитлеровцы атаковали высоту, которую обороняла 2-я стрелковая рота 436-го стрелкового полка. В роте осталось 8 бойцов, командир роты капитан Н. Л. Цивилев был тяжело ранен, но враг все же откатился назад.

За 7 дней напряженных боев войска 38-й и 1-й гвардейской армий продвинулись на 12—23 км. Это не соответствовало первоначальному плану операции, но ускорению темпов наступления препятствовали трудности в использовании танков, артиллерии и авиации в горах, активное сопротивление врага. Хотя наступление и отвлекло часть сил гитлеровцев, подавлявших Словацкое национальное восстание, повстанцы и словацкие воинские части действовали недостаточно активно в тылу противника из-за разобщенности и отсутствия надлежащего управления. Это объяснялось прежде всего позицией эмигрантского чехословацкого правительства Э. Бенеша, находившегося в Лондоне. Оно негативно относилось к СССР и компартии Чехословакии и фактически отказывалось налаживать контакты с командованием советских войск.

С 15 сентября главное направление наступления 38-й армии было перенесено на ее левый фланг. Это решение пришло к И. С. Коневу после нелегких размышлений на основе объективной оценки обстановки и сведений о том, что на левом фланге противник имеет слабые места в обороне. Из состава других армий 1-го Украинского фронта туда были направлены 4-й и 31-й танковые корпуса. 18 сентября они атаковали врага в районе Сенявы, прорвались по узкому горному проходу в глубь его обороны и вынудили начать отход. К утру 19 сентября несколько танковых бригад сосредоточились в районе Тарнавки, где они повернули фронт наступления на запад – во фланг и тыл вражеской группировки, оборонявшей высоты восточнее Дукли. 20 сентября совместными усилиями советских и чехословацких танкистов важный опорный пункт врага Дукля был взят.

Отмечая особенности боев в горах, командующий 38-й армией К. С. Москаленко писал: «Оказалось, что в условиях гор велико значение действий вражеских резервных частей и даже таких подразделений, как рота и взвод, усиленных одним или несколькими орудиями. На равнинной местности они не оказывали существенного влияния на ход и исход боя соединений. Здесь же роты и даже взводы, занимая ущелья в глубине обороны, замедляли темп наступления наших войск при разгроме главных сил противника, предоставляли своему командованию возможность подтянуть резервы или организовать оборону на следующем горном рубеже силами отошедших частей».

Стремясь остановить 38-ю армию, вражеское командование продолжало перебрасывать для действий против нее всё новые дивизии. Это происходило в то время, когда севернее другие армии 1-го Украинского фронта сосредоточивались на Сандомирском плацдарме, представлявшем большую угрозу для немецко-фашистских войск на главнейшем стратегическом направлении.

В итоге тяжелых боев, длившихся с 15 по 24 сентября, войска 38-й армии продвинулись на 20 км и вышли на непосредственные подступы к Главному Карпатскому хребту, вдоль которого проходила граница Словакии.

Напряженной оставалась обстановка в полосе наступления 1-й гвардейской армии. Командующий войсками фронта И. Е. Петров направил сюда из резерва 11-й стрелковый корпус. Ближе к правому крылу фронта сосредоточивались также 3-й горнострелковый и 95-й стрелковый корпуса 18-й армии генерал-лейтенанта Е. П. Журавлева. С 16 сентября войска 1-й гвардейской армии продолжали наступление. С 18 сентября перешла в наступление и 18-я армия. На левом крыле 4-го Украинского фронта на самостоятельном, отдельном оперативном направлении наступал 17-й гвардейский стрелковый корпус генерал-майора А. И. Гастиловича. Так одновременно с участием в Карпатско-Дуклинской операции войска 4-го Украинского фронта осуществляли Карпатско-Ужгородскую операцию.

Под ударами войск двух фронтов противник был вынужден отступать к Главному Карпатскому хребту. Сражения на его высотах носили исключительно напряженный характер. В бою у села Гурны доблестно проявили себя 9 разведчиков 897-го горнострелкового полка, атаковавшие и забросавшие гранатами огневую позицию врага. Когда гранаты закончились, а одно из орудий противника продолжало вести огонь, командир отделения сержант И. М. Недвижай в самоотверженном порыве бросился на ствол вражеского орудия, сбив его в сторону. Воин был скошен автоматной очередью, но его подвиг вдохновил бойцов подошедшего на помощь подразделения, овладевших позицией.

20 сентября первыми на словацкую землю вступили воины 242-й горнострелковой дивизии генерал-майора В. Б. Лисинова и 129-й гвардейской стрелковой дивизии генерал-майора Т. У. Гринченко. Отважно сражались за выход на чехословацкую границу воины 325-го гвардейского стрелкового полка 129-й гвардейской стрелковой дивизии (командир полка майор Н. Д. Алексеенко); за выход на границу и водружение знамени на Главном Карпатском хребте полк был награжден орденом Красного Знамени.

Командир 3-го горнострелкового корпуса генерал-лейтенант А. Я. Веденин позже рассказывал, что 20 сентября в части корпуса прибыли многие офицеры из 1-го Чехословацкого корпуса, сражавшегося в составе 38-й армии. «Сняв головные уборы и став на колени, они целовали родную землю, набирали ее в носовые платки и прятали в карманы шинелей».

В боях с врагом доблестно проявляли себя многие командиры и рядовые воины 1-й гвардейской армии. Отважно действовал в горах рядовой С. М. Полулях, но в одном из боев, будучи раненным, он был захвачен в плен фашистами. Они истязали его, добиваясь сведений о численности и расположении наших войск, однако мужественный воин молчал. Тогда враги облили его керосином и заживо сожгли. На могиле товарища бойцы поклялись отомстить врагу за смерть героя.

К 30 сентября войска 38-й и 1-й гвардейской армий во всей полосе наступления вышли на рубеж Главного Карпатского хребта, а местами преодолели его. Южнее на Ужгородско-Мукачевском направлении продвигалась вперед 18-я армия, действовавшая против венгерских войск. Эта армия не обладала численным превосходством над противником, и поэтому было решено сосредоточить ее главные усилия на правом фланге, примыкавшем к 1-й гвардейской армии. К 20 сентября после переброски сюда 18-го гвардейского стрелкового корпуса удалось достигнуть на участке наступления полуторного превосходства над противником в людях и артиллерии; на остальном участке полосы армии оставалось только две дивизии. За 10 дней наступления 18-я армия с боями прошла от 25 до 40 км и на всем фронте вышла к Главному Карпатскому хребту.

Успешно двигался к румынской границе 17-й гвардейский стрелковый корпус. 22 сентября его 2-я гвардейская воздушно-десантная дивизия овладела сильным опорным пунктом противника Ворохтой, а с ним и Татарским перевалом. Но наибольшие трудности выпали на долю корпуса за перевалом, где находилась одна из мощнейших крепостей «линии Арпада» – Керешмезе (Ясиня), запиравшая единственную дорогу на юг. На площади примерно в 50 кв. км у противника было до 50 дотов, врезанных в скалы. Весь укрепленный район опоясывали рвы, траншеи, железобетонные надолбы, бетонированные стрелковые ячейки и даже электрифицированные заграждения. Имелись также специальные пещерные убежища для войск и большие склады боеприпасов. Оценив обстановку, командир корпуса А. И. Гастилович решил овладеть районом Керешмезе путем движения в обход, и для этого войскам корпуса пришлось, напрягая все силы, преодолеть считавшиеся недоступными хребты Свидовец и Полонина. Перед угрозой окружения части 1-й немецкой пехотной дивизии и горнострелковая венгерская бригада, потеряв две трети своего состава, начали отход. Керешмезе был взят 28 сентября.

Наступление советских войск в Восточных Карпатах, привлекшее силы не менее 11 гитлеровских дивизий, способствовало готовившемуся наступлению главных сил 1-го Украинского фронта в Польше и развитию успеха 2-го и 3-го Украинских фронтов в Румынии и Венгрии. Советское правительство и военное командование продолжали оказывать помощь восставшим словакам. Всего в 1944 году им было переброшено по воздуху более 100 тыс. винтовок, автоматов, карабинов и пистолетов, около 1 тыс. пулеметов, сотни противотанковых ружей, 7 млн. патронов. Одновременно повстанцам доставлялись средства связи, медикаменты, вещевое имущество. На территорию Словакии было переправлено несколько советских партизанских отрядов.

В конце сентября перед войсками 38-й армии встала задача овладения Дукельским перевалом. Фронтальная атака на него повлекла бы большие потери, поэтому был осуществлен маневр по охвату дуклинской группировки противника. Нависшая угроза окружения вынудила немецко-фашистское командование начать отвод своих войск. Сбивая вражеские арьергарды, передовые соединения 67-го стрелкового и 31-го танкового корпусов при непосредственном участии 1-го Чехословацкого армейского корпуса 6 октября овладели Дукельским перевалом. Чехословацкие воины вступили на родную землю. В те дни Л. Свобода отмечал: «Советские воины сражаются за Чехословакию так, как сражались за Москву, за Сталинград, за советские города и села. Мы никогда не забудем этого, и наш народ вечно будет признателен своим освободителям за бескорыстную помощь».

Но обстановка оставалась сложной. Чтобы не ввязываться в затяжные бои в горах, наши войска стремились постоянно маневрировать, меняя направление ударов. Но и противник, подтягивая резервы, бросал их повсюду, где возникала угроза. Местность с каждым днем становилась все более труднодоступной, размякший грунт мешал продвижению техники и транспорта. Основной огневой силой советских войск оставалась артиллерия, особенно минометы. «Но если в результате сосредоточения артиллерии и накопления боеприпасов нам удавалось нанести поражение противостоящим войскам, – писал И. С. Конев, – то осуществить глубокий прорыв мы не могли, так как артиллерия сразу же начинала отставать и приходилось приостанавливать наступление».

После овладения Дукельским перевалом войска 38-й армии до 10 октября отражали многочисленные контратаки вражеской пехоты, а затем вновь стали продвигаться вперед, избегая фронтальных атак сильно укрепленных участков обороны противника. Главный удар постепенно смещался к югу, ближе к 1-й гвардейской армии. В течение 20 дней непрерывных наступательных боев шла упорная борьба за каждую высоту, гору, ущелье, населенный пункт, превращенные врагом в сильно укрепленные опорные пункты и узлы сопротивления. Вследствие сложных условий погоды сильно затруднялись действия не только артиллерии, танков и авиации, но и стрелковых войск.
В боях за высоту около Солинки геройски проявил себя кубанский хлебороб гвардии сержант В. П. Иваненко. Во время штурма высоты из строя выбыл командир роты. Иваненко принял командование на себя и увлек роту в атаку. Соседним подразделениям не удалось поддержать роту, и она попала в окружение. Однако гвардейцы устояли. Сам Иваненко, даже раненный в обе руки, уничтожил до 30 гитлеровцев. Ему удалось вывести оставшихся в живых товарищей в расположение своих войск. Доблестный воин был удостоен звания Героя Советского Союза.

После взятия Керешмезе 17-й гвардейский стрелковый корпус продолжил наступление на Рахов и Сигет. В связи с успешными действиями войск соседнего 2-го Украинского фронта, обходивших венгерские войска с юга, противник спешил с отступлением. Сбив отряды прикрытия, части корпуса 16 октября овладели городом Рахов, а через два дня взяли Сигет на реке Тиса. Население Закарпатской Украины радостно встречало своих освободителей. 24 октября корпус был усилен 237-й стрелковой дивизией. К 25 октября, преодолев Карпаты, войска 17-го гвардейского стрелкового корпуса вышли на Венгерскую равнину.

Буквально прогрызая оборону противника, за 18 дней наступления в октябре определенного успеха добились войска 1-й гвардейской армии. Они преодолели Главный Карпатский хребет на протяжении свыше 30 км и овладели Русским перевалом. Используя горные тропы, а зачастую прокладывая новые пути собственными силами, соединения армии продвинулись на глубину от 4 до 7 км. Конечно, успехи 1-й гвардейской армии, как отмечал ее командующий А. А. Гречко, «были ниже ожидаемых». Он объяснял это «прежде всего условиями, в которых проходили бои. Трудный горно-лесистый район боев на главном хребте был почти совершенно лишен дорог. Во время боев за Русский перевал все гаубичные батареи … пришлось оставить перед перевалом из-за невозможности их продвижения… Дожди и сплошные туманы на высотах и в густом лесу сильно затрудняли движение пехоты, снижали эффективность огня артиллерии, особенно с дальних огневых позиций». Не только колесные тягачи, но и орудийные тракторы не брали крутизну скалистых горных подъемов. Очень часто снаряды несли на себе в вещевых мешках солдаты.

18-я армия 4-го Украинского фронта к октябрю 1944 года вышла к Главному Карпатскому хребту в полосе более 100 км по фронту. На ее правом фланге, примыкавшем к 1-й гвардейской армии, действовал 18-й гвардейский стрелковый корпус, наступавший в обход Ужокского перевала в направлении на Ужгород, а на правом – 95-й стрелковый корпус, преодолевавший Верецкие перевалы и двигавшийся к Мукачево. Впереди была венгерская граница. 11 октября в Москве было подписано предварительное соглашение о выходе Венгрии из войны, но его выполнение затягивалось венгерской стороной. 19 октября войска 18-й армии, усиленные из резерва 4-го Украинского фронта 30-м стрелковым корпусом, возобновили наступление. Оно натолкнулось на упорное сопротивление противника. 24 октября 95-й стрелковый корпус после тяжелых боев овладел крупным узлом дорог и опорным пунктом – Свалявой, а 26 октября 30-й стрелковый корпус во взаимодействии с 237-й стрелковой дивизией 17-го гвардейского стрелкового корпуса – городом и важным железнодорожным узлом Мукачево.

В боях на подступах к Мукачево особенно отличились воины 237-й стрелковой дивизии. Пулеметная рота 841-го стрелкового полка под командованием старшего лейтенанта Л. П. Проценко броском перерезала одну из дорог, по которой отступали гитлеровцы, и нанесла решительный удар. В коротком, но яростном бою было уничтожено около 150 и взято в плен 130 солдат и офицеров противника. В боях за Мукачево образцы мужества и отваги показали многие бойцы 841-го стрелкового и 875-го самоходно-артиллерийского полков.

Основные силы 18-й армии двигались по сходящимся направлениям: 18-й гвардейский стрелковый корпус – по дороге Перечин – Ужгород и 30-й стрелковый корпус – вдоль дороги Мукачево – Ужгород. Соединения двух корпусов совместным ударом 27 октября освободили Ужгород. Выйдя на равнину, войска 18-й армии получили возможность действовать в более высоких темпах, совершая маневр на широком фронте с целью перехвата узлов коммуникаций и рокадных дорог, идущих с севера. 28 октября 237-я стрелковая дивизия 17-го гвардейского стрелкового корпуса смелым броском овладела Чопом. Однако на следующий день противник, подтянув силы, вынудил ее оставить город.

В боях за Чоп в плен к врагу попал рядовой Алексей Бетюк. Фашисты пытали его, отрезали уши, нос и язык, но не добились от воина ни слова. Окровавленного, лежавшего без сознания бойца нашли на следующий день. Об этом злодеянии и о мужественном поведении Алексея Бетюка было рассказано в специальном обращении Военного совета 18-й армии. За мужество и верность военной присяге он был награжден орденом Красного Знамени.

Немецко-фашистское командование для усиления венгерских частей спешно перебросило в район Чопа две пехотные дивизии и до 50 танков. Противник, как говорится, «пришел в себя» и, опираясь на заранее подготовленный оборонительный рубеж по реке Собранецки, остановил наступление наших войск.

Дополнительные силы немецкому и венгерскому командованию в те дни придало поражение Словацкого национального восстания. Среди командного состава словацких войск, как отмечал штаб 1-го Украинского фронта, имелись «разброд и шатания». Сказывались действия эмигрантского чехословацкого правительства и влияние фашистской пропаганды. 2-я чехословацкая воздушно-десантная бригада, переброшенная в Словакию, вынуждена была продолжать борьбу в партизанских отрядах, а 1-й чехословацкий авиационный истребительный полк вернулся в Советский Союз. 28 октября гитлеровцам удалось захватить центр восстания – город Банска-Бистрицу.

В этих условиях командование Красной Армии приняло решение о приостановке наступления и завершении Восточно-Карпатской стратегической операции. В ходе ее войска 1-го и 4-го Украинских фронтов нанесли серьезное поражение армейской группе «Хейнрици», взяли в плен более 30 тыс. солдат и офицеров противника. В течение 50 дней частям Красной Армии пришлось вести тяжелые бои в сложных горно-лесистых условиях, когда каждый километр, отвоеванный у врага, стоил огромных усилий. На многих участках войска преодолели Главный Карпатский хребет, освободили почти всю Закарпатскую Украину и часть Восточной Словакии. Прорыв на Венгерскую низменность открыл перспективу освобождения Чехословакии и выхода к южной границе Германии. За доблесть и воинское мастерство 59 соединений и частей были удостоены почетных наименований Карпатских, Ужгородских, Мукачевских, 60 – награждены орденами. 30 воинов удостоены звания Героя Советского Союза, орденами и медалями отмечены многие сотни советских и чехословацких воинов. Потери советских войск в операции составили: безвозвратные – 26 843, санитарные – 99 368 человек.



© Международный Объединенный Биографический Центр

Немножко рекламы:
домашние гостиницы екатеринбурга