Битва за Кавказ (25.07.1942 – 9.10.1943)

Битва за Кавказ
(25.07.1942 – 9.10.1943)











Немецко-фашистское руководство придавало большое значение захвату Северного Кавказа. Уже в первые дни после нападения на Советский Союз немецкое командование стало планировать наступление на кавказском направлении. Замысел операции был сформулирован в дополнении к директиве № 33 от 22 июля 1941 года и конкретизирован затем в документе под названием «Операция из района Северного Кавказа через Кавказский хребет и Северо-Западный Иран с целью овладения перевалами Ревандуз и Ханаган на ирано-иракской границе».

Целью операции, которую планировалось провести с ноября 1941 года по сентябрь 1942 года, являлось овладение кавказскими нефтеносными районами и выход на ирано-иракскую границу. Захват Северного Кавказа позволял гитлеровскому руководству не только задействовать богатейшие ресурсы этого региона, но и распространить свою гегемонию на все Закавказье, а затем и на Ближний Восток с его огромными запасами нефти. В приказе от 21 августа 1941 года Гитлер вновь подчеркнул, что до наступления зимы главным является не захват Москвы, а овладение нефтеносными районами Кавказа. Однако этим планам в 1941 году сбыться не удалось. В первый год войны вермахт не решил ни одной стратегической задачи: по-прежнему для него недоступными оставались Ленинград и Москва, Красная Армия не только не была уничтожена, но и нанесла по врагу весьма чувствительные удары под Москвой, Тихвином и Ростовом.

Вновь к планам овладения Северным Кавказом фашистское руководство вернулось весной 1942 года. В директиве № 41 верховного командования вермахта (ОКВ) от 5 апреля отмечалось, что «в первую очередь все имеющиеся в распоряжении силы должны быть сосредоточены для проведения главной операции на южном участке с целью уничтожить противника западнее Дона, чтобы затем захватить нефтеносные районы на Кавказе и перейти через Кавказский хребет».

Благоприятные для немцев условия создало крупное поражение советских войск в Харьковском сражении, а затем в Воронежско-Ворошиловградской оборонительной операции. «Неожиданно быстро и благоприятно развивающиеся операции против войск Тимошенко, - отмечалось в директиве ОКВ от 21 июля 1942 года, - дают основание надеяться на то, что в скором времени удастся отрезать Советский Союз от Кавказа и, следовательно, от основных источников нефти и серьезно нарушить подвоз английских и американских военных материалов. Этим, а также потерей всей донецкой промышленности Советскому Союзу наносится удар, который будет иметь далеко идущие последствия». Последствия эти, по мнению гитлеровского руководства, заключались, в частности, в том, что вермахту открывался путь в Закавказье, на Ближний Восток и в Индию, выход на границу с Турцией и втягивание ее в войну на своей стороне, а также вступление Японии в войну против СССР.

В июле 1942 года, потерпев поражение в ходе Воронежско-Ворошиловградской оборонительной операции, советские войска отошли за Дон. Противник получил благоприятные условия для наступления на Северном Кавказе. Планом его операции под кодовым наименованием «Эдельвейс» предусматривалось окружить и уничтожить советские войска южнее и юго-восточнее Ростова, овладеть Северным Кавказом, затем обойти Главный Кавказский хребет одной группой войск с запада, захватив Новороссийск и Туапсе, а другой – с востока, овладев Грозным и Баку. Одновременно намечалось преодолеть Кавказский хребет в его центральной части и выйти к Тбилиси, Кутаиси и Сухуми. С выходом в Закавказье планировалось захватить базы Черноморского флота, обеспечить себе полное господство на Черном море, создать условия для вторжения на Ближний и Средний Восток.

Для решения этих задач предназначалась группа армий «А» под командованием генерал-фельдмаршала В. Листа. В ее состав входили 17-я армия, 1-я и 4-я танковые армии, румынская 3-я армия, часть сил 4-го воздушного флота. Она насчитывала около 170 тыс. человек, 1130 танков, свыше 4,5 тыс. орудий и минометов, до 1 тыс. самолетов. Действия этой группировки поддерживали военно-морские силы Германии и Румынии.

Противнику противостояли войска Южного (генерал-лейтенант Р. Я. Малиновский) и Северо-Кавказского (Маршал Советского Союза С. М. Буденный) фронтов в составе 51,37,12,56,24,9 и 47-й армий, которые с воздуха поддерживала авиация 4-й и 5-й воздушных армий. Эта группировка в первом эшелоне насчитывала 112 тыс. человек, 121 танк, 2160 орудий и минометов, 230 исправных самолетов. На приморском направлении сухопутные войска поддерживали Черноморский флот и Азовская военная флотилия.

Битва за Кавказ продолжалась свыше 14 месяцев, с 25 июля 1942 года по 9 октября 1943 года. По характеру действий советских войск она делится на два периода. Первый из них составляет Северо-Кавказская оборонительная операция 1942 года, которая проводилась с 25 июля по 31 декабря.

25 июля противник перешел в наступление с плацдармов в нижнем течении Дона на сальском и краснодарском направлениях. Южный фронт, не сумев удержать оборону по реке Дон, стал отходить на юг и юго-восток. 28 июля Ставка ВГК объединила войска двух фронтов в один Северо-Кавказский фронт во главе с маршалом С. М. Будённым. Для удобства управления действующими на огромном пространстве войсками фронт был разделен на две оперативные группы: Донскую под командованием генерал-лейтенанта Р. Я. Малиновского и Приморскую во главе с генерал-полковником Я. Т. Черевиченко. Одновременно Ставка потребовала навести в войсках строжайшую дисциплину (в этот же день издан приказ наркома обороны СССР № 227, известный как приказ «Ни шагу назад»), наладить управление и взаимодействие, остановить дальнейшее наступление противника, а затем сильными контрударами разгромить и отбросить его за Дон.

Однако обстановка продолжала ухудшаться. Уже 28 июля немцы заняли Азов, вышли к реке Кагальник и в долину реки Маныч. Взорванная советскими войсками плотина затопила долину, но это лишь временно задержало продвижение врага. 31 июля немецкие войска овладели Сальском, продолжали движение на Ворошиловск (ныне Ставрополь) и Краснодар. Имея подавляющее превосходство в танках (Северо-Кавказский фронт располагал в это время лишь 74 исправными танками), они получили возможность вести высокоманевренные действия на равнинной местности, быстро сосредоточивать усилия на избранных направлениях. Но и в этих условиях советские воины мужественно защищали каждую пядь родной земли. Западнее станицы Кущевская соединения корпуса кубанских казаков нанесли удар и разгромили 196-ю пехотную дивизию немцев. В то же время после боев на реке Маныч командование немецкого 40-го танкового корпуса отмечало: «Упорство противника может быть проиллюстрировано тем, что в плавнях отдельные стрелки по горло в воде, без всякой надежды на отход дерутся до последнего патрона, что стрелки, находящиеся в гнездах, оборудованных в каменной плотине, могут быть уничтожены только в ближнем бою. С одинаковым упорством защищаются и полевые укрепления, и берега».

Но силы были неравными. Враг продолжал рваться вперед. В начале августа советское командование приняло решение развернуть на реках Терек и Урух новую оборонительную группировку за счет сил Закавказского фронта, которым командовал генерал армии И. В. Тюленев. Войскам фронта приказывалось также занять оборону на перевалах Главного Кавказского хребта и создать многополосную оборону на направлении Грозный — Махачкала. Действовавшие здесь войска 9-й (генерал-майор Ф. А. Пархоменко) и 44-й (генерал-майор И. Е. Петров) армий, а также 11-го гвардейского стрелкового корпуса 10 августа были объединены в Северную группу войск Закавказского фронта. Командующим группой назначен генерал-лейтенант И. И. Масленников. 11 августа в нее включена также 37-я армия (генерал-майор П. М. Козлов) Северо-Кавказского фронта. В тот же день Донская оперативная группа была расформирована.

В связи с упорным сопротивлением советских войск под Сталинградом немецкое командование вынуждено было повернуть туда 4-ю танковую армию. Это несколько облегчило положение Северо-Кавказского фронта, тем не менее превосходство противника в танках оставалось подавляющим. 3 августа войска Приморской группы стали отводиться за реку Кубань. Из-за плохого управления на левом берегу реки удалось создать лишь слабую завесу, которую противник преодолел без особого труда.
5 августа Ставка приказала командующему Северо-Кавказским фронтом прочно прикрыть район Майкопа и дорогу Майкоп – Туапсе, с тем чтобы не допустить выхода немцев на побережье Черного моря и изоляции Приморской группы войск. Однако в тот же день враг занял Ворошиловск, 7 августа – Армавир и продолжил наступление на Майкоп. На рубеже рек Кубань, Лаба, Белая развернулись ожесточенные бои.

К исходу 9 августа подвижные части 1-й танковой армии ворвались в Майкоп, надеясь захватить горючее и нефть, однако все запасы были заблаговременно вывезены, буровые скважины забиты, а оборудование либо зарыто в землю, либо эвакуировано. Захватив город, противник предпринял попытку прорваться на Туапсе по шоссейной и железной дорогам. Однако упорное сопротивление воинов 12-й (генерал-майор А. А. Гречко) и 18-й (генерал-лейтенант Ф. В. Камков) армий сорвало его планы. Мужество и стойкость в этих боях продемонстрировали воины 17-го казачьего кавалерийского корпуса. Они не только умело оборонялись, но и постоянно контратаковали врага. Стремительные атаки казаков наводили ужас на врага. В середине августа Ставка ВГК указала командующему Северо-Кавказским фронтом: «Добейтесь того, чтобы все наши войска действовали так, как 17-й кавкорпус». 27 августа корпус и четыре казачьи кавалерийские дивизии, входившие в его состав, преобразованы в гвардейские; 555 воинов были награждены орденами и медалями.

6 августа крупные силы врага устремились к Краснодару. В течение нескольких суток малочисленные соединения 56-й армии генерал-майора А. И. Рыжова и бойцы краснодарского народного ополчения мужественно отражали натиск пехотных и моторизованных дивизий 5-го армейского корпуса. Особенно ожесточенные бои разгорелись в районе Пашковской переправы, где самоотверженно сражалась 30-я Иркутская стрелковая дивизия под командованием полковника Б. Н. Аршинцева. Прижатые к реке, испытывая острый недостаток в боеприпасах, советские воины отбивали одну атаку за другой. Лишь по приказу командования они 12 августа оставили Краснодар и отошли на левый берег Кубани, взорвав за собой Пашковскую переправу. На Моздокском направлении советские войска удерживали рубеж по реке Терек.

17 августа завершился первый этап оборонительного периода битвы за Кавказ, противник был остановлен и временно прекратил активные боевые действия. За период с 25 июля по 17 августа врагу удалось продвинуться на глубину до 600 км. Командующий Северо-Кавказским фронтом не располагал достаточными резервами, которыми можно было бы усилить первый эшелон войск на наиболее опасных участках. Отсутствовали крупные подвижные соединения, в то время как у гитлеровцев танковые и моторизованные дивизии составляли более 40%. Нередко это позволяло им опережать советские войска при занятии рубежей обороны. Отрицательно сказывалась на действиях фронта малочисленность его авиации.

Удерживая господство в воздухе, противник оказывал эффективное воздействие на оборонявшиеся армии. Командование и штабы фронта и армий часто теряли управление войсками. Соединения и части испытывали острую нужду в боеприпасах, горючем, продовольствии. Противник овладел рядом крупных городов, вышел к предгорьям Главного Кавказского хребта. Несмотря на это, гитлеровцы не смогли окружить советскую группировку между Доном и Кубанью.

Защитники Кавказа отстояли Туапсе и преградили врагу путь к Черному морю. Отступая, войска Северо-Кавказского фронта в ожесточенных боях изматывали противника, истребляли его живую силу и технику. По данным группы армий «А», потери гитлеровцев за этот период составили около 54 тыс. солдат и офицеров. Сопротивление советских войск все более усиливалось, крепла их уверенность в том, что захватчики будут остановлены.

Стабилизация положения дала возможность Северо-Кавказскому фронту по сути заново создать фронтовой и армейские тылы, перевести их службы на прибрежные коммуникации, организовать снабжение из местных ресурсов, начать пополнение войск за счет этого региона, а также переброску новых соединений через Каспийское море и по железной дороге Баку – Тбилиси – Сухуми. По берегам рек Терек и Баксан была создана глубоко эшелонированная оборона, а вокруг Нальчика, Орджоникидзе (Владикавказ), Грозного, Махачкалы, Баку – оборонительные районы.

Однако гитлеровское командование не отказалось от своих планов по прорыву в Закавказье. С середины августа оно приступило к перегруппировке сил для развития одновременного наступления на Баку и Батуми. Для этого на отдельных направлениях создавались сильные группировки, которые нацеливались на Новороссийск, Малгобек и на перевалы Главного Кавказского хребта. Понимая всю сложность положения, Ставка ВГК в своей директиве 20 августа указала командующему Закавказским фронтом, что противник, стремясь вторгнуться в пределы Закавказья, не ограничится действиями крупных сил на основных направлениях. «Враг, имея специально подготовленные горные части, будет использовать для проникновения в Закавказье каждую дорогу и тропу через Кавказский хребет, действуя как крупными силами, так и отдельными группами головорезов-диверсантов. Глубоко ошибаются те командиры, - подчеркивалось в директиве, - которые думают, что Кавказский хребет сам по себе является непроходимой преградой для противника. Надо крепко запомнить всем, что непроходимым является только тот рубеж, который умело подготовлен для обороны и упорно защищается». Дальнейшие события полностью подтвердили выводы Ставки.

Захват перевалов гитлеровское командование поручило своему 49-му горнострелковому корпусу в составе двух горнострелковых и двух легкопехотных дивизий, а также нацелило сюда две румынские горнострелковые дивизии. 15 августа части немецкой 1-й горнострелковой дивизии «Эдельвейс» захватили Клухорский перевал, 18 августа вышли на южные склоны горы Эльбрус, 7 сентября овладели Марухским перевалом. Генерал-лейтенант К. Н. Леселидзе, назначенный 23 августа командующим 46-й армией, части которой обороняли перевалы, усилил угрожаемые направления значительной частью своих войск. Многократные попытки вернуть перевалы не увенчались успехом, но и враг не смог продвинуться вперед. Упорные бои развернулись на перевалах севернее Сухуми. 25 августа части 4-й горнострелковой дивизии захватили перевал Санчаро и стали продвигаться на юг. Для восстановления положения командующий 46-й армией создал Санчарскую группу войск в составе 307-го полка 61-й стрелковой дивизии, двух батальонов 155-й и 51-й стрелковых бригад, 25-го пограничного полка НКВД, сводного полка НКВД и отряда 1-го Тбилисского пехотного училища, которая остановила, а затем отбросила противника на северный берег реки Бзыбь. 16 октября части Санчарской группы перешли в наступление и к 20 октября овладели группой Санчарских перевалов. Бои за перевалы Главного Кавказского хребта продолжались до наступления зимы. Несмотря на то что врагу удалось захватить некоторые из них, немецкие войска не смогли развить успех и проникнуть в Закавказье. Героические действия советских войск и местных партизан сыграли важную роль в обороне Кавказа.

Во второй половине августа противник начал активные действия на новороссийском направлении, стремясь овладеть Новороссийском, в последующем наступать вдоль Черноморского побережья в направлении Туапсе – Батуми. Еще накануне немецкого наступления, 17 августа, был создан Новороссийский оборонительный район (НОР). В него вошли 47-я армия, 216-я стрелковая дивизия 56-й армии, Азовская военная флотилия, Темрюкская, Керченская, Новороссийская военно-морские базы и сводная авиационная группа. Командующим НОР назначен командующий 47-й армией генерал-майор Г. П. Котов, его заместителем по морской части – командующий Азовской военной флотилией контр-адмирал С. Г. Горшков.

19 августа противник перешел в наступление, нанося главный удар на Новороссийск и Анапу силами немецкого 5-го армейского корпуса и вспомогательный, на Таманский полуостров,— кавалерийским корпусом румынской 3-й армии. Несмотря на значительное превосходство врага в силах и средствах, войска НОР стойко оборонялись и заставили его 25 августа приостановить наступление. Командование немецкой 17-й армии, перебросив сюда часть сил с туапсинского направления, вновь попыталось достичь поставленной цели. Противнику удалось прорвать оборону 47-й армии на ее левом фланге, выйти на Черноморское побережье и 31 августа захватить Анапу. Положение советских войск значительно ухудшилось.

Части морской пехоты, оборонявшие Таманский полуостров, оказались отрезанными от основных сил 47-й армии и 2-5 сентября были эвакуированы морем в Геленджик, а кораблям Азовской военной флотилии приходилось прорываться в Черное море. Это позволило противнику перебросить на Таманский полуостров дополнительные силы из Крыма. 7 сентября враг ворвался в Новороссийск, захватил железнодорожный вокзал, затем порт, но полностью овладеть городом не смог.

Для удобства управления войсками, действовавшими на Кавказе, и улучшения их снабжения Ставка ВГК 1 сентября преобразовала Северо-Кавказский фронт в Черноморскую группу войск Закавказского фронта под командованием генерал-полковника Я. Т. Черевиченко. В ночь на 10 сентября советские войска эвакуировались на восточный берег Цемесской бухты. Неприятель овладел большей частью Новороссийска и Таманского полуострова, но развить наступление вдоль Черноморского побережья на Туапсе не смог и с 26 сентября перешёл здесь к обороне.
Одновременно с наступлением на Новороссийск противник предпринял попытку прорваться к Черному морю через Моздок. 1 сентября он нанес отвлекающие удары в 40 км восточнее Моздока, а на следующий день обрушился на советские войска главными силами 1-й танковой армии в районе города. Форсировав Терек, враг 4 сентября вклинился в оборону на глубину до 12 км. Однако стойкость советских воинов не позволила врагу развить успех.

Героически действовали части 11-го гвардейского стрелкового корпуса под командованием генерал-майора И. П. Рослого. Мужество и стойкость проявили бойцы и командиры 62-й морской стрелковой бригады, 249-го отдельного танкового батальона и 47-го гвардейского истребительно-противотанкового дивизиона.

Усилиями выдвинутых из глубины резервов, ударами авиации 4-й воздушной армии генерал-майора авиации К. А. Вершинина противник был сначала остановлен, а 7 сентября отброшен на 9 км к северу. Тем не менее захваченный им плацдарм ликвидировать не удалось. Подтянув резервы, немецкие войска 12 сентября возобновили наступление. Ценой больших потерь им удалось продвинуться в южном направлении на глубину до 50 км и 27 сентября овладеть Эльхотово. На этом их успехи закончились, 28 сентября враг перешел здесь к обороне. В результате Моздок-Малгобекской операции попытка противника прорваться к Грозненскому и Бакинскому нефтеносным районам по долине Алхан-Чурт не удалась. Становилось все более очевидным, что планы немецкого руководства по прорыву в Закавказье дают сбои. Гитлер выразил неудовольствие действиями группы армий «А». Ее командующий В. Лист 10 сентября снят с должности, вместо него назначен генерал-полковник Э. Клейст. Были смещены и некоторые командиры танковых дивизий, не сумевшие окружить советские войска между Доном и Кубанью.

Во второй половине сентября соединения немецкой 17-й армии попытались прорваться к Туапсе. Сосредоточив здесь сильную группировку, превосходившую советские войска по личному составу и артиллерии в 2 раза, по танкам – абсолютно, по авиации – в 5 раз, противник 25 сентября перешел в наступление. В результате 6-дневных ожесточенных боев ему удалось вклиниться в оборону 18-й армии на 5-10 км, а на стыке 18-й и 56-й армий – на 8 км. Однако дальнейшее его продвижение замедлилось, а к исходу 9 октября советские войска упорным сопротивлением и контратаками остановили врага на всех направлениях. Перегруппировав силы и подтянув резервы, 14 октября 17-я армия возобновила наступление. 17 октября противник захватил населенный пункт Шаумян, один из перевалов, и, продвигаясь в юго-западном направлении, создал угрозу окружения 18-й армии.

Чтобы отразить удар, командующий Закавказским фронтом выдвинул на угрожаемое направление резервы. Однако 19 октября противник, упредив контрудар советских войск, захватил перевал Елисаветпольский, что вынудило соединения левого фланга 18-й армии (с 18 октября в командование ею вступил генерал-майор А. А. Гречко) отойти на новый рубеж. С прибытием в состав Черноморской группы свежих резервов соотношение сил изменилось в ее пользу. 23 октября врага удалось остановить.

В предгорье Главного Кавказского хребта отличились воины 30-й Иркутской стрелковой дивизии. Правофланговый полк дивизии занимал оборону по долине реке Псекупс, так называемые Волчьи ворота. Через эту теснину лежал удобный путь на Туапсе, поэтому противник сосредоточил здесь крупные силы и яростно рвался вперед. Советские воины стойко отбивали все атаки врага, но их силы таяли.

Тогда командир дивизии полковник Б. Н. Аршинцев решил обмануть неприятеля. Расположив на высотах по краям теснины артиллерию, он попытался заманить немцев в огневой мешок. Когда главные силы 125-й пехотной дивизии пошли в очередную атаку, обороняющиеся стали медленно отходить от рубежа к рубежу. Достигнув села Фанагорийское, они заняли прочную оборону. Стремясь развить успех, противник бросил в бой свой резерв. В это время на него обрушился шквал огня с флангов, а один из батальонов вышел в тыл неприятеля. Яростный бой продолжался до наступления темноты. Лишь ночью остаткам двух немецких полков удалось вырваться из окружения. Фронт обороны советской дивизии был восстановлен. За стойкость и мужество, проявленные при защите Северного Кавказа 30-я Иркутская стрелковая дивизия 18 декабря 1942 года преобразована в 55-ю гвардейскую Иркутскую дивизию. Впоследствии за образцовое выполнение заданий командования она получила почетное наименование Пинская, была награждена орденом Суворова II-й степени.

31 октября, не добившись успеха, противник вынужден был перейти к обороне, но не отказался от своих планов прорыва на Черноморское побережье. В середине ноября соединения 17-й армии вновь начали активные действия и на отдельных участках вклинились в оборону советских войск, подойдя к Туапсе на 30 км. На этом силы противника иссякли. 26 ноября две ударные группы 18-й армии перешли в контрнаступление, разгромили вражескую группировку и к 20 декабря отбросили ее остатки за реку Пшиш.

Немецкое командование не оставило попыток прорваться в Закавказье и к побережью Каспийского моря. Не добившись успеха на моздокском направлении, Клейст решил перенести усилия 1-й танковой армии на Нальчикское направление, чтобы пробиться по долине реки Сунжа к Грозному, а через Орджоникидзе по Военно-Грузинской дороге — на Тбилиси. Сосредоточив на этом направлении крупные силы, в том числе около 200 танков, превосходившие оборонявшиеся здесь войска 37-й армии генерал-майора П. М. Козлова по пехоте в 3 раза, артиллерии – в 10,5 раза, танкам – абсолютно (в армии танков не было), противник 25 октября неожиданно нанес мощный удар. Смяв оборону советских войск, он захватил Нальчик и стал развивать наступление на Орджоникидзе. 2 ноября передовые части врага вышли на ближние подступы к городу.

К этому времени командующий Северной группой войск генерал-лейтенант И. И. Масленников подтянул сюда войска 9-й армии (с сентября ею командовал генерал-майор К. А. Коротеев) и 11-й гвардейский стрелковый корпус генерал-майора И. П. Рослого, которые непрерывными контратаками при поддержке авиации 4-й воздушной армии (в сентябре в командование ею вступил генерал-майор авиации Н. Н. Ф. Науменко) остановили противника. 5 ноября враг перешел к обороне.

Глубокое вклинение на узком участке фронта танковой группировки противника создали благоприятные условия для ее окружения и разгрома. 6 ноября советские войска перешли в наступление, в ходе которого были разгромлены две танковые дивизии. Несмотря на то что окружить и полностью уничтожить вклинившиеся немецкие соединения не удалось, враг понес большие потери и к 12 ноября был отброшен от Орджоникидзе. Противник окончательно отказался от наступления на грозненском направлении.

Уже в начале декабря стало очевидно, что попытки врага прорваться в Закавказье обречены на провал. Его наступательный потенциал иссяк. К тому же его внимание все больше приковывало к себе успешно развивающееся наступление советских войск под Сталинградом. Теперь он вынужден был думать и о том, как удержать за собой Ростов, потеря которого могла обернуться окружением всей северокавказской группировки. План «Эдельвейс» потерпел крах.

Самоотверженные действия советских войск остановили вражеские полчища в предгорьях Главного Кавказского хребта. Активное участие в защите родной земли принимали кавказские народы. Буквально накануне битвы за Кавказ в Закавказье закончилось формирование 11 стрелковых дивизий (4 грузинские, 3 азербайджанские и 4 армянские). Кроме того, из представителей других национальностей сформированы 4 стрелковые, 1 горно-стрелковая, 1 танковая бригады и 2 кавалерийские дивизии. Большую помощь оказало местное население в строительстве оборонительных рубежей, в доставке защитникам перевалов материальных средств.

В конце декабря фронт на Северном Кавказе стабилизировался на всех участках. Советские войска приступили к подготовке наступления. Час изгнания врага с северокавказской земли приближался. Он пробил 1 января 1943 года, когда началась Северо-Кавказская наступательная операция.

К планированию наступательной операции на Северном Кавказе Ставка ВГК приступила еще в сентябре 1942 года, когда ожесточенные сражения шли в предгорьях Главного Кавказского хребта. Первоначально намечалось одновременно разгромить две немецкие группы армий – «Б» и «А» - под Сталинградом и на Кавказе. Однако затем советское командование пришло к выводу, что для реализации этого плана не хватает сил и средств. Распыление усилий по двум стратегическим направлениям вело к ослаблению ударных группировок. Поэтому Ставка решила вначале расправиться со сталинградской группировкой врага, а затем перенести главные усилия на северокавказское направление.

Интенсивная подготовка войск Закавказского фронта к наступлению и особенно угроза, нависшая над Ростовом, серьезно обеспокоили немецкое командование. Однако Гитлер неизменно отвергал предложения своего генштаба об отводе войск с Северного Кавказа, справедливо полагая, что вернуться на эти рубежи впоследствии вряд ли удастся. Кроме того, он опасался деморализующих последствий отступления. Лишь 12 декабря, когда решался вопрос о выводе моторизованной дивизии СС «Викинг» на сталинградское направление, командованию группы армий «А» было разрешено отвести войска от Орджоникидзе на реку Урух.

Между тем обстановка для противника ухудшалась. 20 декабря, когда был сорван немецкий деблокирующий удар под Сталинградом, командующий группой армий «Дон» генерал-фельдмаршал Э. Манштейн предложил начальнику генерального штаба сухопутных войск генералу К. Цейтцлеру отвести группы армий «Дон» и «А» на новые рубежи, но не получил поддержки. Через 4 дня Манштейн вновь напомнил о своем предложении. На этот раз Цейтцлер уже не колебался. В ночь на 28 декабря, оставшись наедине с Гитлером, он, описав сложившуюся на юге обстановку, заявил, что если немедленно не будет отдан приказ об отступлении с Кавказа, то «вскоре нам придется пережить второй Сталинград». Гитлер вынужден был разрешить командованию группы армий «А» спланировать мероприятия по подготовке отхода с тем условием, что они не ослабят силу сопротивления.

28 декабря в Оперативном приказе № 2 Гитлер, подчеркивая свое намерение удержать 6-ю армию в Сталинграде, потребовал избегать возникновения новых котлов. Исходя из этого, командованию группы «А» была поставлена задача: поэтапно отступать на промежуточные рубежи обороны по рекам Лаба, Кубань, Егорлык, Маныч. В первую очередь предлагалось отвести главные силы 1-й танковой армии, действовавшие в районе Нальчика, одновременно усилить оборону Черноморского побережья и горных районов. Группа армий «Дон» получила задачу активно сдерживать наступление советских войск восточнее Ростова.

К Северо-Кавказской наступательной операции привлекались войска Северо-Кавказского (с 24 января), Южного, Закавказского фронтов и оперативно подчиненный Закавказскому фронту Черноморский флот. В их составе насчитывалось свыше 1 млн. человек, более 11,3 тыс. орудий и минометов, около 1,3 тыс. танков и 900 самолетов. Южному фронту противостояли немецкая оперативная группа «Холлидт» и 4-я танковая армия, Закавказскому фронту – 1-я танковая и 17-я армии – всего 764 тыс. человек, около 5,3 тыс. орудий и минометов, 700 танков, 530 самолетов.

Замыслом операции предусматривалось согласованными ударами войск обоих фронтов с северо-востока, юга и юго-запада расчленить и разгромить главные силы группы армий «А», не допуская их отхода с Северного Кавказа. Достижение этой цели зависело прежде всего от успешных действий Южного фронта на ростовском и сальском, а Черноморской группы войск Закавказского фронта – на краснодарском и тихорецком направлениях.

В ночь на 1 января 1943 года немецкая 1-я танковая армия, прикрываясь сильными арьергардами, начала отходить. Из района севернее Моздока начала наступление Северная группа войск Закавказского фронта, но успеха не добилась. Соединения 44-й армии (с ноября 1942 г. ею командовал генерал-майор В. А. Хоменко), а затем и 58-й армии генерал-майора К. С. Мельника наносили удары ограниченными силами. Лишь 3 января, когда противник отвел не только главные силы 1-й танковой армии, но и части прикрытия, Северная группа войск перешла к преследованию по всему фронту. Велось оно нерешительно и неорганизованно. На ряде направлений терялось управление соединениями и частями. Задерживалось наступление Черноморской группы войск. Во многом это обусловливалось задержкой перегруппировки войск, недостаточным количеством дорог и их плохим состоянием.

Такое положение вызвало резко негативную реакцию со стороны советского руководства. В директиве Ставки ВГК от 4 января 1943 года отмечалось: «…противник уходит с Северного Кавказа, сжигая склады и взрывая дороги. Северная группа Масленникова превращается в резервную группу, имеющую задачу легкого преследования. Нам невыгодно выталкивать противника с Северного Кавказа. Нам выгоднее задержать его с тем, чтобы ударом со стороны Черноморской группы осуществить его окружение. В силу этого центр тяжести операций Закавказского фронта перемещается в район Черноморской группы».

Однако выполнить требования директивы не удалось. Черноморская группа войск оставалась на прежних рубежах и спешно продолжала перегруппировку войск. Северная группа, осуществляя преследование, к исходу 6 января продвинулась на северо-запад на 15 - 20 км. Были освобождены Малгобек, Моздок, Нальчик. Не удалось предотвратить и отход противника с Главного Кавказского хребта. Соединения 46-й армии, растянутые на широком фронте, не смогли создать сильные ударные группировки и вели преследование лишь отдельными разрозненными силами.

Тем не менее действия советских войск постепенно становились более целеустремленными и организованными. Фронтальное наступление сочеталось с нанесением охватывающих ударов. Танковые части Северной группы войск 7 января были объединены с 4-м и 5-м гвардейскими кавалерийскими корпусами в конно-механизированную группу под командованием генерал-лейтенанта Н. Я. Кириченко. Из нее были выделены кавалерийские отряды для рейдов на Ставрополь и Армавир. В общевойсковых армиях создавались подвижные мотогруппы для обхода арьергардов противника и выхода на пути отхода его главных сил.

Стал меняться и тон немецких донесений. Если 3 января в журнале боевых донесений штаба группы армий «А» отмечалось, что отступление проходит планомерно, то уже 7 января зазвучали тревожные ноты. В документах этого же штаба подчеркивалось, что против 52-го армейского корпуса начато мощное наступление, в котором участвуют превосходящие силы пехоты и танки. А еще спустя несколько часов в очередном донесении указывалось, что пехотные части корпуса окружены. Однако в целом перелома не произошло.

К исходу 8 января соединения 1-й танковой армии, отойдя на 80-110 км, заняли оборонительный рубеж по реке Куме. Лишь к 10 января к нему вышли главные силы 44, 9 и 58-й армий. Их отдельным передовым частям удалось прорваться в глубину немецкой обороны. 52-я танковая бригада, обогнав отступавшего врага на 40-50 км, вышла к Минеральным Водам и 11 января во взаимодействии с 131-й бригадой освободила город. Противник начал отход на новый рубеж. Развивая наступление, войска Северной группы к 15 января овладели городами Буденновск, Георгиевск, Кисловодск, Пятигорск, Ессентуки, но на рубеже по реке Калаус, Черкесск были вновь остановлены и в течение двух дней вели ожесточенные бои.

Понимая, что удержаться здесь не удастся, немецкое командование решило отвести свои войска и организовать сплошную оборону за водными преградами – реками Кубань, Егорлык, Маныч и Дон до устья реки Северский Донец. Этот рубеж был выгоден и с оперативной, и со стратегической точек зрения, так как оставлял призрачную надежду на организацию нового наступления на Кавказ и позволял представить отступление как преднамеренный маневр.

Преследуя возобновившего отход врага, 17 января 37-я армия овладела Черкесском. В тот же день 9-я армия заняла железнодорожную станцию Курсавка, а 20 января освободила важный железнодорожный узел Невинномысск. К этому времени 44-я армия вышла на подступы к Ворошиловску. В середине дня передовой отряд 347-й стрелковой дивизии полковника Н. И. Селиверстова ворвался в центр города и завязал упорный бой с его гарнизоном. Вскоре подошли основные силы армии, и 21 января Ворошиловск был освобожден.

Конно-механизированная группа генерала Н. Я. Кириченко, совершив по бездорожью 200-км бросок, 23 января вышла в район 20 км южнее Сальска, где соединилась с частями 28-й армии генерал-лейтенанта В. Ф. Герасименко Южного фронта, наступавшими на Ростов и Батайск. На следующий день советские войска завязали бои за Армавир, превращенный противником в крупный узел сопротивления на третьем оборонительном рубеже. Немецкое командование рассчитывало удерживать его в течение длительного времени, для чего стало выдвигать сюда войска с других участков фронта. Но его надежды не сбылись: 24 января Армавир был полностью очищен от врага.

За 22 суток Северная группа войск Закавказского фронта продвинулась на 400-500 км, во всей полосе наступления вышла к третьему оборонительному рубежу противника, а на ряде участков преодолела его. Однако главную задачу – окружить немецкую группировку – выполнить не смогла. Соединения и объединения группы наносили преимущественно фронтальные удары, что позволяло немецкому командованию организовывать оборону на промежуточных рубежах и планомерно отводить главные силы. Кроме того, советские дивизии понесли большие потери, испытывали острый недостаток в боеприпасах и горючем.

Но и перед командованием вермахта встал вопрос: что делать дальше? В ставке Гитлера ясно понимали, что об организации нового наступления на Кавказ не может быть и речи. Проблематичным становилось даже удержание ростовской горловины. После долгих споров Гитлер 22 января принял решение вывести через Ростов по возможности больше сил, а оставшиеся использовать для обороны позиции «Готенкопф» («Голова гота»). В зависимости от обстановки намечались три такие позиции: «Большой Готенкопф» - восточнее Краснодара и Тимашевской; «Средний Готенкопф» - от Новороссийска на Крымскую и Славянскую; «Малый Готенкопф» - от Анапы до Темрюка. Однако обстановка сложилась так, что на Ростов пришлось отводить лишь часть сил 1-й танковой армии, оборонявшихся севернее реки Кубань. Все остальные войска, находившиеся южнее реки Кубань, в том числе четыре дивизии из 1-й танковой армии и вся 17-я армия, вынуждены были отходить на Таманский полуостров.

24 января Ставка ВГК поставила войскам новые задачи. Северная группа войск выводилась из Закавказского фронта и преобразовывалась в Северо-Кавказский фронт, командующим которым назначался генерал-полковник И. И. Масленников. Фронту предстояло наступать по трем расходящимся направлениям: к Ростову, из района севернее Армавира к Азовскому морю на Ейск и на Краснодар. Закавказскому фронту предписывалось во взаимодействии с Северо-Кавказским фронтом и Черноморским флотом разгромить краснодарскую и новороссийскую группировки противника.

Немецкое командование, стремясь сдержать наступление войск левого крыла Южного фронта, которым командовал генерал-полковник А. И. Еременко, вдоль левого берега Дона на Ростов, перебросило на это направление половину сил 1-й танковой армии. Это ослабило противника в полосах наступления 44, 58 и 9-й армий, позволив им быстро сломить вражескую оборону между рекой Маныч и Армавиром. К 4 февраля войска Северо-Кавказского фронта вышли на побережье Азовского моря от Азова до Бейсугского лимана, на подступы к Ростову и Краснодару. 5 февраля конно-механизированная группа Кириченко и 44-я армия переданы Южному фронту и в его составе участвовали в освобождении Ростова (14 февраля).

Значительно сложнее проходило наступление Черноморской группы войск Закавказского фронта. Замысел командующего фронтом предусматривал нанесение двух ударов. Первый - силами 56-й армии (с января ею командовал генерал-майор А. А. Гречко) из района населенного пункта Горячий Ключ на Краснодар с задачей выйти на рубеж реки Кубань и овладеть Краснодаром или блокировать его. В последующем, имея главной целью отрезать пути отхода кавказской группировки противника на Ростов и Ейск, овладеть станицей Тихорецкая, нанести удар в сторону Батайска и овладеть им. Этот план получил наименование «Горы». Второй удар наносила 47-я армия под командованием генерал-лейтенанта Ф. В. Камкова из района станицы Шапсугская через Крымскую на Новороссийск с задачей овладеть Новороссийском, а затем всем Таманским полуостровом. Этот план получил наименование «Море». Наступление планировалось начать в полосе 47-й армии 12 января, в полосе 56-й армии – 14 января.
Утвержденный Ставкой ВГК план операции Черноморской группы требовал масштабной перегруппировки войск, подвоза большого количества материальных средств. Слабо развитая дорожная сеть, сложный горный рельеф местности не позволяли провести сосредоточение соединений в назначенных районах в установленные сроки. К тому же дожди со снегом привели дороги в непригодное состояние. По этим причинам к началу наступления сосредоточение войск ударных группировок не было завершено. Так, в 56-й армии 10-й гвардейский стрелковый корпус находился в движении, большая часть артиллерии усиления и войсковой артиллерии располагалась еще на южных склонах перевалов. Приданным армии танковым частям предстояло совершить тяжелый 165-кмй марш. Аналогичная ситуация была и в 47-й армии.

Тем не менее в связи со сложившейся на Северном Кавказе общей обстановкой армии Черноморской группы 11 января перешли в наступление на вспомогательных направлениях. Первой нанесла удар вдоль долины реки Пшеха на Нефтегорск и частью сил на Майкоп 46-я армия.

На следующий день северо-восточнее Новороссийска начала наступать 47-я армия, а на туапсинском направлении – 18-я армия, в командование которой в первых числах января вступил генерал-майор А. И. Рыжов. Но их действия не принесли большого успеха. После незначительного вклинивания в оборону противника на третий–четвертый день наступление пришлось прекратить. Утром 16 января удар по врагу нанесла 56-я армия. К этому моменту лишь одна треть ее артиллерии могла поддержать огнем наступающие войска. Из-за нелетной погоды не могла действовать авиация. В первый день соединения армии продвинулись в центре на 12 км, а на флангах на 5-6 км. Темпы наступления оказались значительно ниже запланированных.

По плану операции в первые сутки войска должны были прорвать оборону противника и выйти из предгорий на равнину. В реальности на это потребовалась неделя. Тем не менее советские соединения упорно продвигались вперед. К 23 января войска Черноморской группы прорвали оборону противника и продвинулись на 15-20 км. В это время в связи с успешными действиями войск Южного фронта на ростовском и батайском направлениях, а также выходом войск Северной группы Закавказского фронта к Армавиру общая обстановка на Северном Кавказе резко изменилась. Немецкое командование вынуждено было отводить основную часть своей северокавказской группировки не через Ростов, а на Таманский полуостров.

23 января Ставка ВГК в своей директиве констатировала, что Черноморская группа не смогла выполнить своих задач по выдвижению в район Краснодара и не сможет к сроку выйти к Тихорецку и Батайску. В связи с этим перед Черноморской группой ставилась задача выдвинуться в район Краснодара, захватить позиции на реке Кубань; главные силы направить на захват Новороссийска и Таманского полуострова. В дальнейшем основной задачей войск Петрова было овладение Керченским полуостровом. Таким образом, основные усилия Черноморской группы войск перемещались с центра на ее левый фланг, в полосу 47-й армии, в командование которой 25 января вступил генерал-лейтенант К. Н. Леселидзе. Армия усиливалась двумя стрелковыми дивизиями и девятью артиллерийскими полками.

26 января войска армии нанесли удар в направлении на Абинскую, Крымскую. Пять дней они безуспешно пытались прорвать вражескую оборону. Тогда командующий фронтом принял решение нанести удар непосредственно на Новороссийск через окружавшие город горы. Наступление началось 1 февраля после пятичасовой артиллерийской подготовки. Но и на этот раз оно не увенчалось успехом. Удалось овладеть только двумя первыми траншеями. Для содействия войскам армии Леселидзе в ночь на 4 февраля западнее Новороссийска, в районе Южной Озерейки и южнее города, на западный берег Цемесской бухты был высажен морской десант. Из-за сильного шторма основной десант в районе Южной Озерейки смог высадиться лишь частично. Оставшись без огневой поддержки, он был почти полностью уничтожен противником.

Более успешно осуществлялась высадка вспомогательного десанта в количестве 870 человек в Цемесской бухте. Его составлял отряд особого назначения под командованием майора Ц. Л. Куникова. При подходе катеров к берегу десантники бросались в ледяную воду и вплавь добирались до него. Стремительной атакой отряд Куникова занял небольшой плацдарм в районе Станички, южного предместья Новороссийска. За ним последовательно высадились еще 2 группы. Плацдарм был расширен до 4 км по фронту и 2,5 км в глубину. Впоследствии он получил название Малая земля. За несколько ночей здесь были высажены другие части, которые расширили плацдарм до 30 кв. км. В течение 7 месяцев советские войска героически обороняли Малую землю, отражая атаки крупных сил пехоты и танков врага. В последующем плацдарм сыграл важную роль в успешном проведении Новороссийской наступательной операции.

К исходу 4 февраля войска Черноморской группы вышли на подступы к Краснодару, но овладеть городом не смогли. Не удалось преодолеть оборону врага и под Новороссийском. В создавшейся обстановке Ставка ВГК с целью объединения усилий войск на Кубанском плацдарме и в районе Ростова переподчинила Черноморскую группу войск Северо-Кавказскому фронту, а 44-ю армию и конно-механизированную группу передала Южному фронту. Таким образом были созданы две сильные группировки со строго определенными задачами. На этом Северо-Кавказская стратегическая наступательная операция закончилась, советские войска приступили к подготовке последующих операций.

9 февраля войска Северо-Кавказского фронта начали Краснодарскую операцию. Ее замыслом предусматривалось концентрическими ударами 58-й (генерал-майор К. С. Мельник) и 9-й (генерал-майор В. В. В. Глаголев) армий, наносивших удар с севера на Славянскую, 37-й и 46-й (в феврале – марте ею командовал генерал-майор А. И. Рыжов) армий с востока – на Краснодар, 18-й (с начала февраля командовал генерал-майор К. А. Коротеев) и 56-й армии с юга – на Троицкую, окружить и уничтожить краснодарскую группировку противника, не допустив ее отхода в Крым. Черноморский флот должен был блокировать с моря Керченский полуостров и прибрежную зону от Анапы до Феодосии. Пяти дней, которые были отведены для подготовки операции, оказалось явно недостаточно. Армии правого крыла фронта, преследовавшие перед этим отходившего противника, растянулись и рассредоточились на площади около 2000 кв. км. Артиллерия отстала от войск на 80-100 км, а базы снабжения и склады – на 200-300 км. В результате сосредоточение сил и средств к началу операции не было завершено, часть войск не сумела выйти на свои исходные и огневые позиции. Кроме того, соединения и части, пройдя уже пройдя с боями около 600 км, нуждались в отдыхе и пополнении. Тем не менее в установленное время они начали наступать.

58-я и 9-я армии в течение 2 суток пытались прорвать оборону противника, но успеха не добились. Войска 37-й и 18-й армий с этой задачей справились. Используя их успех, перешла в наступление 46-я армия, которая совместно с соединениями 18-й армии при содействии партизан 12 февраля освободила Краснодар. Противник, прикрываясь сильными арьергардами и нанося контрудары, стал отходить на заранее подготовленные рубежи обороны и эвакуировать тылы 17-й армии в Крым.

В связи с этим Ставка ВГК 22 февраля приказала войскам Северо-Кавказского фронта выйти на пути отхода основных сил 17-й армии, окружить и уничтожить их. В течение 23 и 24 февраля 58-я и 9-я армии пытались прорвать оборону противника, но успеха не достигли. Безуспешным было также наступление 47-й и 18-й десантной1 армий на левом фланге Черноморской группы войск. Войска 56-й армии сломили упорное сопротивление немецкого 44-го армейского корпуса и к 25 февраля продвинулись на запад до 30 км. Используя успех 56-й армии, пошла вперед вдоль левого берега реки Кубань 46-я армия. Это вынудило немецкое командование начать отвод войск и севернее реки. Выполняя требование командующего фронтом о более активных действиях, командующий 58-й армией решил нанести удар вдоль приазовских плавней, чтобы отрезать противнику пути отхода на Таманский полуостров.

Для этого на правом фланге армии создавалась ударная группировка из трех дивизий под общим руководством начальника штаба армии генерал-майора М. С. Филипповского. Однако к назначенному времени в район сосредоточения вышли только две из них. Тем не менее генерал К. С. Мельник 26 февраля начал наступление. Войска успешно продвигались вперед, однако плохое управление ими, слабое обеспечение флангов и отставание вторых эшелонов позволили противнику нанести удар под основание прорыва и окружить ударную группировку. Ведя непрерывные бои с контрактовавшим врагом, советские дивизии израсходовали боеприпасы и продовольствие и удержать занимаемые позиции не смогли. В связи с этим командир группировки, не имевший в течение двух суток связи со штабом армии, принял решение на отход через плавни. 3 марта войска, уничтожив материальную часть, начали отходить отдельными группами и к исходу следующего дня вышли в указанный им район.

Заметного успеха добилась 37-я армия, которая, разгромив части противостоявших ей двух немецких пехотных дивизий, продвинулась на 10-12 км и к 6 марта вышла к реке Протоке в районе Славянской. Однако захватить этот крупный узел немецкой обороны не смогла. С 6 по 8 марта на фронте установилось затишье. Лишь на некоторых участках продолжались бои местного значения.

9 марта командование 17-й армии, стремясь к дальнейшему сокращению линии фронта и опасаясь удара нависших над ее левым флангом войск 58-й армии, стало отводить свои части на новый оборонительный рубеж, получивший наименование «Голубая линия». Он проходил между ранее намеченными позициями «Средний Готенкопф» и «Малый Готенкопф», на флангах выходил на мощные оборонительные узлы, созданные в районах Новороссийска и Темрюка, а в центре – на реку Протоку, представляющую собой достаточно серьезную преграду. «Голубая линия» сооружалась в течение нескольких недель. Ко времени выхода к оборонительному рубежу советских войск он состоял из двух позиций. Первая имела глубину 1-1,5 км и была оборудована 2-3 траншеями, прикрытыми сплошной полосой проволочных и минных заграждений. За ней проходила вторая, включавшая несколько траншей и подготовленные к круговой обороне населенные пункты. В глубине все доступные для наступления направления и дефиле перекрывались узлами сопротивления и отдельными опорными пунктами.

Войска Северо-Кавказского фронта предприняли попытку с ходу прорвать «Голубую линию», но успеха не добились. Они были измотаны боями, испытывали острый недостаток боеприпасов, горючего, продовольствия. Танковые части фронта из-за отсутствия горючего в течение 10-15 суток не могли не только вести бои, но даже совершить марш к войскам, с которыми они должны были действовать. По этой же причине оказалась прикованной к аэродромам авиация.

Исходя из анализа обстановки и состояния войск командование фронта обратилось в Ставку за разрешением временно прекратить наступление и в течение 10-12 дней подготовить новую наступательную операцию. Предлагалось также расформировать полевое управление Черноморской группы, а ее командующего генерала И. Е. Петрова назначить начальником штаба фронта. 16 марта Ставка утвердила эти предложения и приказала начать наступление в первых числах апреля, чтобы предоставить войскам больше времени на подготовку. На этом Краснодарская наступательная операция завершилась.

Войскам Северо-Кавказского фронта вновь не удалось выполнить поставленную задачу – окружить северокавказскую группировку противника. Это обусловливалось слабым управлением войсками со стороны командования фронтом и армиями, плохим снабжением наступавших частей и соединений всеми видами материальных средств, тяжелыми погодными условиями. Не сумев окружить всю северокавказскую группировку врага, советские войска теперь должны были уничтожить его силы на Таманском полуострове.

Немецкое командование придавало удержанию Таманского полуострова большое значение. 10 марта 1943 года на совещание в ставку Гитлера были вызваны командующий группой армий «А» Э. Клейст, командующий 17-й армией генерал Р. Руофф и командующий 4-м воздушным флотом генерал В. Рихтгофен. При обсуждении планов на 1943 год Гитлер заявил: «…желательно, чтобы Новороссийск был удержан нами и включен в состав Таманского плацдарма, с одной стороны, из соображений политического влияния на тюрков и, с другой — в целях удержания русского Черноморского флота вдали от Крыма». 13 марта группа армий «А» получила приказ Гитлера «удержать во что бы то ни стало Таманский плацдарм и Крым».

Выполняя его, командование 17-й армии предприняло интенсивные меры по укреплению «Голубой линии». Ее общая глубина увеличилась до 20-25 км. Главная полоса глубиной 5-7 км включала 3-4 позиции, прикрывалась минными полями (на отдельных участках до 2500 мин на 1 км фронта) и 3-6 рядами проволочных заграждений. В 10-15 км от главной находилась вторая полоса. Обе полосы были насыщены дотами, дзотами и пулеметными площадками, соединенными сетью траншей и ходов сообщения. В глубине готовились еще 3 рубежа и отсечные позиции. Все господствующие высоты и населенные пункты, расположенные в их пределах, были превращены в опорные пункты и узлы сопротивления, приспособленные к круговой обороне.

Особенно сильно укреплялся Новороссийск: на подступах к нему с моря создавалась мощная противодесантная оборона, подходы к порту прикрывались минными заграждениями, огнем артиллерии, минометов и стрелкового оружия. На «Голубую линию» отводились все войска 17-й армии. Весной и летом армии Северо-Кавказского фронта неоднократно пытались прорвать оборонительный рубеж противника, но успеха не добились. Это удалось сделать лишь в сентябре 1943 года.

В апреле – июне развернулись ожесточенные бои за господство в воздухе, получившие в отечественной литературе название «воздушные сражения на Кубани 1943 г.». К середине апреля немецкое командование сосредоточило на аэродромах Крыма и Тамани 820 самолетов 4-го воздушного флота, а также привлекло до 200 бомбардировщиков, базировавшихся в Донбассе и на юге Украины. В составе авиационной группировки были лучшие части люфтваффе, укомплектованные опытными летчиками и самолетами новой модификации. С советской стороны в сражениях принимала участие авиация Северо-Кавказского, частично Южного и Юго-Западного фронтов, Черноморского флота и группа авиации дальнего действия – всего 1048 боевых самолетов, большинство которых также были новыми. Общее руководство их действиями осуществлял командующий ВВС Красной Армии маршал авиации А. А. Новиков, а непосредственное – командующий ВВС Северо-Кавказского фронта (с мая 1943 г. командующий 4-й воздушной армией) генерал-лейтенант авиации К. А. Вершинин.

Первое воздушное сражение произошло 17-24 апреля в ходе боев на Малой земле. В нем участвовало около 650 самолетов противника и 500 советских самолетов. Последующие сражения происходили в районах станиц Крымская (29 апреля – 10 мая), Киевская и Молдаванская (26 мая и 7 июня) и длились непрерывно многие часы. В отдельные дни на сравнительно небольшом пространстве (20-30 км) происходило до 40 групповых воздушных боев с участием 50-80 самолетов с обеих сторон. Одновременно наносились удары по аэродромам.

Достигнутые советской авиацией результаты явились важным этапом на пути завоевания стратегического господства в воздухе, которое было достигнуто в ходе Курской битвы. Советские летчики продемонстрировали мужество, смелость, изобретательность; 52 из них удостоились звания Героя Советского Союза.

В это же время войска Северо-Кавказского фронта продолжали подготовку к наступательной операции по полному освобождению территории Северного Кавказа от врага. В августе в связи с благоприятной обстановкой, сложившейся на Юго-Западном стратегическом направлении, Ставка дала указание командующему фронтом (в мае его возглавил генерал-лейтенант И. Е. Петров) о подготовке наступательной операции с целью завершения разгрома таманской группировки противника и недопущения отхода ее в Крым. Замысел операции состоял в том, чтобы нанести внезапный комбинированный удар с моря и суши по Новороссийску, овладеть им, а затем развивать наступление на Анапу с целью охвата с юга всей группировки врага, оборонявшей «Голубую линию».

Одновременно севернее и южнее реки Кубань главные силы фронта должны были нанести рассекающие удары, перерезать противнику пути отхода в Крым и уничтожить его по частям. В операции участвовали три общевойсковые и одна воздушная армии, в которых насчитывалось свыше 317,4 тыс. человек, более 4,4 тыс. орудий и минометов, более 300 танков и самоходных артиллерийских установок, около 700 самолетов. Привлекались также около 150 кораблей и вспомогательных судов Черноморского флота (контр-адмирал Л. А. Владимирский) и Азовской военной флотилии (контр-адмирал С. Г. Горшков). Противостоявшие им соединения немецкой 17-й армии под командованием генерала Э. Енеке имели свыше 400 тыс. человек, до 2,9 тыс. орудий и минометов, более 100 танков и штурмовых орудий, 300 самолетов.

Войска тщательно готовились к наступлению. В специальных городках, оборудованных по типу немецкой обороны в горной местности, они обучались прорывать сильно укрепленные позиции противника. Силы флота тренировались в высадке десантов и взаимодействии между группами кораблей боевого обеспечения и десантными судами. Большое внимание уделялось подготовке торпедных катеров к уничтожению боно-сетевых и минных заграждений, к нанесению огневого удара по противнику в районах высадки.

Чтобы обеспечить скрытность подготовки наступления, были приняты меры по оперативной маскировке. Не велось никакой переписки и переговоров по средствам связи о готовившейся операции. Ее план разработал лично командующий фронтом, все документы оформлялись ограниченным кругом лиц в части, их касающейся, и только в одном экземпляре, от руки. Перегруппировка войск производилась, как правило, ночью. С целью дезинформации противника активизировалась разведка на второстепенных направлениях. Эти мероприятия дезориентировали немецкое командование. Враг приступил к перегруппировке своих войск на участки, где главные удары фронта не планировались. Большая работа была проведена по материально-техническому обеспечению войск и сил флота.

Новороссийско-Таманская стратегическая наступательная операция советских войск началась в ночь на 10 сентября 1943 года мощной артиллерийской и авиационной подготовкой и высадкой 3 отрядов морского десанта в Новороссийском порту. Одновременно войска ударной группировки 18-й армии генерал-лейтенанта К. Н. Леселидзе (вступил в командование армией 16 марта 1943 г.) перешли в наступление восточнее и южнее Новороссийска. Противник оказывал упорное сопротивление, бросая в контратаку свои резервы. В первый день соединения 18-й армии успеха не имели. Немецкое командование стало спешно перебрасывать в район Новороссийска ближайшие резервы. Ценой больших потерь противнику удалось разобщить один десантный отряд, окружить и изолировать другой, но приостановить наступление третьего десантного отряда он был не в силах.

Командующий фронтом усилил восточную группировку 18-й армии стрелковыми соединениями и танками. Одновременно в помощь десанту был направлен еще один стрелковый полк. В целях воспрещения маневра резервами противника 9-й армии генерал-майора А. А. Гречкина приказывалось с утра 11 сентября перейти в наступление. Это позволило нарастить силу удара.

Еще больше осложнилось положение противника с переходом в наступление 14 сентября 56-й армии генерал-лейтенанта А. А. Гречко. Прорвав «Голубую линию», она стала быстро продвигаться в глубину, рассекая главную группировку 17-й армии. В это же время ожесточенные бои шли в Новороссийске. Возобновили наступление и обе группы 18-й армии. Ее восточная группа прорвала оборону противника северо-восточнее города, пробилась к вокзалу и стала обходить Новороссийск. Западной группе армии также удалось сломить сопротивление врага и вклиниться в его оборону. В ночь на 16 сентября остатки новороссийского гарнизона мелкими группами начали отход на северо-запад, а днем город и порт Новороссийск был полностью освобожден от врага. Москва торжественно салютовала воинам Северо-Кавказского фронта и Черноморского флота в честь одержанной победы.

Осознав невозможность удержаться на Северном Кавказе, немецкое командование приняло решение об эвакуации своих соединений с Таманского полуострова в Крым. Советские войска успешно наступали по всему фронту. Они прорывались на пути отступления противника, упреждали его в выходе на промежуточные рубежи, вынуждали поспешно оставлять занимаемые позиции. В отходивших немецких и румынских частях не раз возникала паника. Взятые в плен солдаты и офицеры называли Таманский плацдарм «сущим адом», «огненным пеклом», «кровавой мясорубкой». Наступавшие войска поддерживали огнем корабельной артиллерии и ударами авиации Черноморский флот и Азовская военная флотилия.

Одновременно в тыл противника 21, 25 и 26 сентября были высажены морские десанты. В эти дни особо активную борьбу развернули партизаны. Они наносили внезапные удары по тылам врага, сеяли среди фашистов панику и наносили им значительный урон, доставляли в штабы дивизий и полков важные разведывательные сведения. Соединения 18-й армии 21 сентября подошли к Анапе и согласованными действиями подразделений 5-й гвардейской танковой бригады и морского десанта в тот же день очистили город от фашистов. 3 октября войска армии освободили Тамань, а к утру 9 октября 56-я армия овладела всей северной частью Таманского полуострова и косой Чушка. Советские войска вышли на побережье Керченского пролива и завершили освобождение Северного Кавказа. С окончанием 9 октября 1943 года Новороссийско-Таманской операции закончилась и битва за Кавказ.

Победа советских войск в битве за Кавказ имела важное военно-политическое значение. Германия не смогла заполучить нефть Кавказа и Ближнего Востока, плодородные земли Кубани и Ставрополья. Был поставлен крест на устремлениях Гитлера прорваться через Закавказье в Иран и Индию. Об Индии мечтали и гитлеровские генералы. 24 июля 1942 года, когда немецко-фашистским войскам удалось захватить Ростов, командующий 17-й полевой армией генерал Р. Руофф, пригласив японского военного атташе к взорванному мосту через Дон, вытянул руку в направлении Батайска и самоуверенно заявил: «Ворота на Кавказ открыты. Близится час, когда германские войска и войска вашего императора встретятся в Индии». Мечты разбились о стойкость и мужество советского солдата, самоотверженность кавказских народов.

В упорных кровопролитных сражениях лета – осени 1942 года советские войска понесли большие потери, оставили большую часть территории Северного Кавказа, но все же остановили врага. В предгорьях и на перевалах Главного Кавказского хребта они встали непреодолимой стеной на пути немецких армий. Изгнание немецко-фашистских войск с Северного Кавказа и поражение под Сталинградом похоронили надежду Гитлера на соединение с турецкой армией и вовлечение Турции в войну против СССР.

Не оправдались и его мечты разрушить дружбу народов Кавказа с другими народами Советского Союза. Фашистская пропаганда всячески внушала местному населению, что немецкие войска ведут борьбу только с русскими, а горским народам несут освобождение. Дело дошло до того, что командующий 1-й танковой армией генерал Э. Макензен принял ислам. Несмотря на то что немцам удалось создать ряд национальных формирований из народов Северного Кавказа, для ведения борьбы против своих соотечественников они оказались малопригодными. Противнику пришлось впоследствии перебросить их на Запад, где они действовали против отрядов движения Сопротивления. Подавляющая же часть населения Кавказа не только не поддержала захватчиков, но и активно боролась с ними. На оккупированной врагом территории сражались 180 партизанских отрядов общей численностью свыше 9 тыс. человек. В республиках Закавказья формировались национальные дивизии, отсюда направлялось пополнение в другие части и соединения. На территории закавказских республик размещалась значительная часть тылов, ремонтировалась боевая техника.

В операциях по освобождению Северного Кавказа проявилась возросшая мощь советских Вооруженных сил. Дальнейшее развитие получило военное искусство. Войска приобрели опыт ведения преследования, прорыва сильно укрепленных оборонительных рубежей и позиций, форсирования рек, ведения наступления в горах и плавнях, подготовки и осуществления морских десантных операций, ведения борьбы за господство в воздухе.

Противнику был нанесен значительный урон. Его потери только за время наступательных операций советских войск составили 281 тыс. солдат и офицеров, около 1,4 тыс. танков, 2 тыс. самолетов, более 7 тыс. орудий и минометов. Не менее важным было и то обстоятельство, что поднялся боевой дух советских солдат. Пришла уверенность, что врага можно бить, час освобождения родной земли приближается.

Но победа досталась дорогой ценой. Общие потери советских войск в битве за Кавказ составили: безвозвратные – свыше 344 тыс. человек, санитарные – более 605 тыс. человек. В значительной степени это было связано с ошибками командования в оценке намерений противника и состояния его войск. Не всегда принимались необходимые меры для поддержания на должном уровне боеспособности своих соединений и частей. Многие дивизии часто действовали при большом некомплекте личного состава и техники, постоянно испытывали острый недостаток в боеприпасах, горючем, продовольствии. Большинство операций готовилось поспешно, войска не успевали полностью сосредоточиться в установленных им районах и осуществить всестороннюю подготовку к действиям. В результате не удавалось создать мощные ударные группировки и прорвать оборону противника в короткое время и на большую глубину. В совокупности все это привело к тому, что окружить северокавказскую группировку врага не удалось. Противник был вытеснен за Дон и в Крым и в целом сохранил боеспособность своих армий. Войска, отошедшие через Ростов, усилили группу армий «Юг», которая сдерживала наступление советских войск, проводивших Ростовскую операцию. Соединения 17-й армии эвакуировались через Керченский пролив в Крым. Их окончательный разгром был осуществлен весной 1944 года в ходе Крымской наступательной операции.

Ратный подвиг защитников Кавказа был высоко оценен всей страной. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 мая 1944 года учреждена медаль «За оборону Кавказа», которой награждено около 600 тыс. человек. Многие части и соединения удостоены почетных наименований Анапских, Кубанских, Новороссийских, Таманских, Темрюкских. Новороссийску за выдающиеся заслуги перед Родиной, массовый героизм, мужество и стойкость, проявленные его трудящимися и воинами армии и флота в Великой Отечественной войне, и в ознаменование 30-летия разгрома фашистских войск на Северном Кавказе 14 сентября 1973 года присвоено почетное звание «Город-герой».


© Международный Объединенный Биографический Центр

Немножко рекламы:
Персональный сайт - сканер кода , ListZone.
кухни встроенная техника в интернете