Накануне. Военные приготовления

СТАВКА
ВЕРХОВНОГО
ГЛАВНОКОМАНДОВАНИЯ












22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война. По своим масштабам, ожесточенному характеру и числу жертв она не имеет себе равных в истории человечества.

С началом ее Советское государство оказалось в сложной ситуации. Ему пришлось почти одновременно решать целый ряд сложнейших задач, в том числе:

- приостановить стремительное наступление немецких войск;
- провести всеобщую мобилизацию военнообязанных и компенсировать потери в живой силе, понесенные в первые дни войны;
- эвакуировать на восток промышленные, в первую очередь оборонные, предприятия, а также население и наиболее важное имущество из районов, которым угрожала немецкая оккупация;
- организовать производство вооружения и боеприпасов в необходимом для Вооруженных сил количестве.


Решение этих и других вопросов потребовало кардинального изменения всей системы политического, государственного и военного руководства.

Конституция страны в то время не предусматривала порядка осуществления государственного и военного управления в условиях военного времени, не была закреплена и структура соответствующих органов. Поэтому с началом Великой Отечественной войны общее руководство вооруженной борьбой советского народа осуществлялось ВКП(б), а точнее ее Центральным Комитетом во главе с И. В. Сталиным. В соответствии с действовавшей Конституцией СССР высшим органом государственной власти в стране являлся Верховный Совет СССР.

Подотчетный ему орган – Президиум Верховного Совета СССР, возглавляемый М. И. Калининым, – был наделен правом объявления состояния войны, общей или частичной мобилизации, военного положения в интересах обороны страны и государственной безопасности.

Высший исполнительный и распорядительный орган государственной власти – Совет Народных Комиссаров СССР во главе с В. М. Молотовым — принимал меры по обеспечению общественного порядка, защите интересов государства и охране прав населения, определял ежегодный контингент граждан, подлежащих призыву на действительную военную службу, руководил общим строительством Вооруженных сил.

При Совете Народных Комиссаров существовал Комитет Обороны, возглавляемый Маршалом Советского Союза К. Е. Ворошиловым. Он осуществлял руководство и координацию вопросов военного строительства и непосредственной подготовки страны к обороне. Военное управление, как предусматривалось перед войной, должен был осуществлять Главный Военный Совет во главе с народным комиссаром обороны.

Такая система государственного и военного управления по своей сути соответствовала опыту Первой мировой и Гражданской войн. Однако уже первые дни войны показали, что она не отвечала новым требованиям к вооруженной борьбе, не обеспечивала необходимой централизации руководства государством и Вооруженными силами в условиях сложной и быстро менявшейся обстановки, вынужденного отхода советских войск, мобилизации всех сил и ресурсов страны. В результате реорганизация высших органов государственного и военного управления происходила уже в ходе войны, что зачастую было сопряжено с определенными просчетами.

Вопрос реорганизации системы государственной власти был решен 30 июня 1941 года, когда решением Президиума Верховного Совета СССР, Центрального Комитета ВКП(б) и Совета Народных Комиссаров СССР был создан Государственный Комитет Обороны – чрезвычайный высший государственный орган СССР, сосредоточивший всю полноту власти в стране. Председателем комитета стал Генеральный секретарь Центрального Комитета ВКП(б) И. В. Сталин, его заместителем – Председатель Совета Народных Комиссаров СССР, народный комиссар иностранных дел В. М. Молотов. В состав ГКО вошли Л. П. Берия, К. Е. Ворошилов, Г. М. Маленков, Л. М. Каганович, позже были введены Н. А. Булганин, Н. А. Вознесенский, А. И. Микоян. Каждый из них ведал определенным кругом вопросов.

Государственный Комитет Обороны наделялся широкими законодательными, исполнительными и распорядительными функциями. Он объединял военное, политическое и хозяйственное руководство и обладал всей полнотой власти в стране. Постановления и распоряжения ГКО имели силу законов военного времени и подлежали беспрекословному исполнению всеми партийными, государственными, военными, хозяйственными и профсоюзными органами.

При этом конституционные органы государственного управления – Верховный Совет СССР, его Президиум, Совет Народных Комиссаров СССР, народные комиссариаты – продолжали действовать, реализуя постановления и решения ГКО. Так, три раза за годы войны собирался Верховный Совет: 18 июня 1942 года, с 28 января по 14 февраля 1944 года и с 24 по 27 апреля 1945 года. На этих сессиях утверждались бюджеты страны, был ратифицирован договор между СССР и Великобританией, принят Закон о расширении прав союзных республик.

На Государственный Комитет Обороны были возложены следующие задачи:
- руководство деятельностью государственных ведомств и учреждений, направление их усилий на всемерное использование материальных, духовных и военных возможностей страны для достижения победы над врагом;
- решение вопросов перестройки экономики на военный лад;
- мобилизация людских ресурсов страны для нужд фронта и народного хозяйства;
- подготовка резервов и кадров для Вооруженных Сил и промышленности;
- эвакуация промышленных объектов из угрожаемых районов и перевод предприятий в освобожденные районы;
- восстановление разрушенного войной хозяйства;
- определение объема и сроков поставок промышленностью военной продукции.


Кроме того, ГКО ставил перед военным руководством военно-политические задачи, совершенствовал структуру Вооруженных сил, определял общий характер их использования в войне, расставлял руководящие кадры.

В своей деятельности по руководству страной Государственный Комитет Обороны опирался на Совет Народных Комиссаров СССР, народные комиссариаты и ведомства, местные партийные и государственные органы, городские комитеты обороны. Рабочими органами ГКО по военным вопросам, а также непосредственными организаторами и исполнителями его решений в этой области являлись народные комиссариаты обороны и Военно-морского флота.

Уже в первые недели войны был принят ряд мер, направленных на улучшение управления народным хозяйством, прежде всего военной промышленности. Были созданы новые народные комиссариаты, отвечавшие за отдельные отрасли военного производства, – танковой промышленности, минометного вооружения и другие. Постановлением СНК СССР от 1 июля 1941 года были расширены права наркоматов в условиях военного времени.

Для проведения эвакуации промышленных предприятий и населения из прифронтовых районов на восток при ГКО создается Совет по делам эвакуации. Кроме того, в октябре 1941 года был образован Комитет по эвакуации продовольственных запасов, промышленных товаров и предприятий промышленности. В октябре 1941 года эти органы реорганизованы в Управление по делам эвакуации при СНК СССР.

В итоге предпринятых усилий выпуск военной продукции в марте 1942 года только в восточных районах страны достиг довоенного уровня ее выпуска на всей территории Советского Союза. Промышленность, переориентированная на военный лад, опираясь на производственные мощности страны начала массовый выпуск современных самолетов, танков, оружия и боеприпасов.

Проблемы обеспечения народного хозяйства подготовленными кадрами потребовали создания в 1941 году при СНК СССР Комитета по учету и распределению рабочей силы. Одновременно при областных и краевых исполкомах создавались бюро по мобилизации трудоспособного населения. Эти меры позволили уже в первые недели войны значительно укрепить Вооруженные силы. Только за первую неделю войны в армию было мобилизовано 5,3 млн человек.

Чтобы улучшить управление важнейшими отраслями экономики, обеспечивавшими увеличение выпуска оружия, военной техники, боеприпасов, снаряжения, 8 декабря 1942 года создается Оперативное бюро Государственного Комитета Обороны. На него возлагался контроль за текущей работой всех народных комиссариатов оборонной промышленности, а также наблюдение за составлением и исполнением планов производства и снабжения отраслей промышленности и транспорта.

Таким образом, Государственный Комитет Обороны стал главным звеном в механизме централизованного руководства мобилизацией людских и материальных ресурсов страны для обороны и вооруженной борьбы с врагом.

С началом Великой Отечественной войны была произведена также реорганизация органов военного управления.

На второй день войны, 23 июня 1941 года, постановлением Совета Народных Комиссаров СССР и Центрального Комитета ВКП(б) была создана Ставка Главного Командования Вооруженных Сил СССР. Возглавил ее народный комиссар обороны Маршал Советского Союза С. К. Тимошенко. В состав ее вошли члены Политбюро ЦК ВКП(б) И. В. Сталин, В. М. Молотов, Маршал Советского Союза К. Е. Ворошилов, заместитель народного комиссара обороны Маршал Советского Союза С. М. Буденный, народный комиссар ВМФ Адмирал Флота Н. Г. Кузнецов и начальник Генерального штаба генерал армии Г. К. Жуков.

Этим же постановлением при Ставке был образован институт постоянных советников, куда были включены Маршалы Советского Союза Б. М. Шапошников и Г. И. Кулик, генералы К. А. Мерецков, П. Ф. Жигарев, Н. Ф. Ватутин, Н. Н. Воронов, а также А. И. Микоян, Л. М. Каганович, Л. П. Берия, Н. А. Вознесенский, А. А. Жданов, Г. М. Маленков, Л. З. Мехлис.

Следует отметить, что вопрос о создании Ставки Главного Командования Наркомат обороны ставил перед И. В. Сталиным еще весной 1941 года. Тогда же предполагалось провести стратегические командно-штабные учения с ее участием на рубеже Валдай, Орша, Гомель, река Псёл. К сожалению, кроме рекогносцировки по этим учениям ничего сделать не удалось. Вопрос о Ставке ГК также остался нерешенным.

Первые же дни показали, что назначение народного комиссара обороны председателем Ставки Главного Командования оказалось ошибочным. Динамичность военных действий, быстрые и резкие изменения обстановки на огромном фронте требовали высокой оперативности в руководстве войсками. Между тем Маршал Советского Союза С. К. Тимошенко не мог самостоятельно, без согласования с И. В. Сталиным принимать какие-либо серьезные решения по руководству Вооруженными силами. Он даже не имел права принимать решения о подготовке и использовании стратегических резервов, не говоря о вопросах материально-технического обеспечения, связанных с управлением народным хозяйством страны.

В целях обеспечения централизованного и более оперативного управления вооруженной борьбой постановлением Государственного Комитета Обороны СССР № 10 от 10 июля 1941 года Ставка Главного Командования была преобразована в Ставку Верховного Командования. Ее возглавил председатель ГКО И. В. Сталин. Этим же постановлением в состав Ставки был введен заместитель народного комиссара обороны Маршал Советского Союза Б. М. Шапошников.

8 августа 1941 года И. В. Сталин был назначен Верховным Главнокомандущим. С этого времени Ставка стала именоваться Ставкой Верховного Главнокомандования. Таким образом, лишь на 48-е сутки войны методом проб и ошибок был окончательно сформирован высший орган стратегического руководства.

Последний раз состав Ставки Верховного Главнокомандования был кардинально пересмотрен 17 февраля 1945 года. Постановлением Государственного Комитета Обороны СССР в нее вошли Маршалы Советского Союза И. В. Сталин (председатель), Г. К. Жуков и А. М. Василевский, генералы армии Н. А. Булганин и А. И. Антонов, Адмирал Флота Н. Г. Кузнецов. Именно этот «состав победителей» руководил вооруженной борьбой советского народа на завершающем этапе Второй мировой войны.

Изначально члены Ставки ВГК собирались в кремлевском кабинете И. В. Сталина. Но с началом бомбежек она была переведена из Кремля в небольшой особняк на улице Кирова (ныне Мясницкая). Кроме того, на станции метро «Кировская» был подготовлен подземный центр стратегического управления Вооруженными силами. Там были оборудованы кабинеты И. В. Сталина и Б. М. Шапошникова. Здесь же размещалась оперативная группа Генштаба и управлений Наркомата обороны.

Деятельность Ставки ВГК была масштабной и многоплановой. Она осуществляла стратегическое руководство Красной Армией, Военно-морским флотом, пограничными и внутренними войсками, партизанскими силами. Деятельность ее заключалась в оценке военно-политической и военно-стратегической обстановки, принятии стратегических и оперативно-стратегических решений, организации стратегических перегруппировок и создании группировок войск, организации взаимодействия и координации действий в ходе операций между группами фронтов, фронтами, отдельными армиями, а также между действующей армией и партизанскими отрядами. Ставка руководила формированием и подготовкой стратегических резервов, материально-техническим обеспечением Вооруженных сил, осуществляла контроль за ходом выполнения поставленных задач, руководила изучением и обобщением опыта войны, решала другие вопросы, касающиеся военных действий.

Ставка Верховного Главнокомандования руководила фронтами, флотами и авиацией дальнего действия, ставила им задачи, утверждала планы операций, обеспечивала их необходимыми силами и средствами, через Центральный штаб партизанского движения руководила партизанами.

Основным рабочим органом Ставки ВГК и лично Верховного Главнокомандующего являлся Генеральный штаб Рабочее-Крестьянской Красной Армии, тесно взаимодействующий с управлениями народных комиссариатов обороны и Военно-морского флота.

Работа Генерального штаба во время войны была сложна и многогранна. В его функции входили сбор и обработка оперативно-стратегической информации об обстановке, складывавшейся на фронтах, подготовка оперативных расчетов, выводов и предложений по использованию Вооруженных сил, непосредственная разработка планов военных кампаний и стратегических операций на театрах военных действий. На основе решений Ставки и Верховного Главнокомандующего Генштаб готовил директивы командующим фронтами, флотами и видами Вооруженных сил и их штабам, приказы народного комиссара обороны, осуществлял контроль за их исполнением, руководил военной разведкой, следил за состоянием и обеспечением войск, а также за подготовкой стратегических резервов и их правильным использованием. На Генеральный штаб была возложена также задача обобщения передового боевого опыта объединений, соединений и частей. Генштаб разрабатывал важнейшие положения в области военной теории, готовил предложения и заявки на производство военной техники и вооружения. Он являлся также ответственным за координацию боевых действий партизанских формирований с соединениями Красной Армии.

Начальник Генерального штаба стал объединять деятельность всех управлений Наркомата обороны, а также Наркомата ВМФ. Он наделялся полномочиями подписывать вместе с Верховным Главнокомандующим приказы и директивы Ставки ВГК, отдавать распоряжения по ее поручению. За время Великой Отечественной войны Генеральный штаб последовательно возглавляли четыре военных деятеля – Маршалы Советского Союза Г. К. Жуков, Б. М. Шапошников, А. М. Василевский и генерал армии А. И. Антонов. Каждый из них – неповторимая военная индивидуальность. Именно они оказывали наибольшее влияние на Верховного Главнокомандующего, именно их мышление буквально питало его решения и волю в годы войны. Поэтому именно эти полководцы были самыми частыми посетителями И. В. Сталина в годы войны.

Прежде чем стать эффективным рабочим органом Верховного Главнокомандования, Генштаб прошел путь поисков своего места и роли в стратегическом руководстве, своей организационной структуры и методов работы. В начальном периоде войны в условиях неблагоприятно складывающейся обстановки на фронтах объем и содержание работы Генерального штаба чрезвычайно возросли. В связи с этим с целью сосредоточения усилий Генерального штаба на оперативно-стратегическом руководстве Вооруженными силами он был освобожден от ряда функций, напрямую не связанных с этой деятельностью. Постановлением Государственного Комитета Обороны № 300 от 28 июля 1941 года с него были сняты функции мобилизации, комиссования, призыва, организации Вооруженных сил, снабжения, военных перевозок, руководства военно-учебными заведениями. Из Генерального штаба были выведены организационное и мобилизационное управления, управление по устройству и укомплектованию войск, автодорожное управление, управление устройства тыла, вооружения и снабжения, а также узел связи. Впоследствии стали видны негативные стороны этого решения, и большинство этих подразделений вновь вошли в состав Генштаба.

Произошли необходимые изменения в управлениях. В частности, были созданы направления на каждый действующий фронт в составе начальника направления, его заместителя и 5—10 офицеров-операторов. Кроме того, был создан корпус офицеров-представителей Генерального штаба. Он предназначался для поддержания непрерывной связи с войсками, проверки исполнения директив, приказов и распоряжений высших органов управления, обеспечения Генштаба оперативной и точной информацией об обстановке, а также для оказания своевременной помощи штабам и войскам.

Важное место в работе Генерального штаба, особенно в последний период войны, занимала организация связи и взаимодействия со штабами армий союзников. Практически с началом войны при Генштабе были аккредитованы военные миссии союзных держав: от США во главе с генералом Дином, от Великобритании – генералом Берлузом, от правительства сражающейся Франции – генералом Латр де Тассиньи. Имелись миссии от Норвегии, Чехословакии, Югославии и других стран. В свою очередь, при штабах союзных армий были учреждены советские военные миссии, которые через Генеральный штаб подчинялись Ставке ВГК и не входили в компетенцию послов.

Совершенствование организационной структуры Генерального штаба осуществлялось на протяжении всей войны, но изменения не носили кардинального характера.

В результате проведенной реорганизации Генеральный штаб стал органом управления, способным оперативно и адекватно реагировать на изменения обстановки на фронтах. Организационные перестройки, обусловленные характером и содержанием боевой обстановки на фронтах, позволили ему сосредоточиться на решении главным образом оперативно-стратегических вопросов, выработке и подготовке необходимых данных для принятия решений Верховным Главнокомандующим.

Однако в первые годы войны сам И. В. Сталин недооценивал роль Генерального штаба. Верховный Главнокомандующий не только игнорировал его предложения, но и зачастую принимал решения вопреки всем его советам. Только за первый год войны сменилось пять начальников ведущего управления Генерального штаба – оперативного. Многие генералы из числа руководящего состава Генерального штаба по приказу Верховного Главнокомандующего были направлены в действующую армию. В ряде случаев это действительно было вызвано объективной необходимостью усилить штабы фронтов и армий опытными работниками. Лишь к концу первого периода войны отношения Сталина с Генеральным штабом в значительной мере нормализовались. Верховный Главнокомандующий стал больше опираться на Генеральный штаб, даже воспринимать его как важный орган стратегического руководства. Да и Генеральный штаб к этому времени приобрел богатый опыт, стал работать более организованно. Поэтому не случайно, что со второй половины 1942 года И. В. Сталин, как правило, не принимал ни одного решения без предварительного заслушивания мнения Генерального штаба.

Для слаженной и плодотворной деятельности работу Генерального штаба, его управлений и отделов необходимо было упорядочить в соответствии с требованиями военного времени. Нужен был определенный порядок круглосуточной работы. Такой распорядок вырабатывался постепенно. Окончательно он сложился с приходом на должность заместителя начальника Генерального штаба генерала А. И. Антонова. Педантичный в хорошем смысле этого слова генерал изложил свои предложения по совершенствованию деятельности Генштаба на трех листах. Ознакомившись с ними, Верховный Главнокомандующий, ни слова не говоря, утвердил их.

В значительной степени он был привязан к регламенту самого Верховного Главнокомандующего. Доклады И. В. Сталину делались, как правило, три раза в сутки. Первый из них делался в 10—11 часов дня по телефону, с 16.00 до 17.00 проходил второй, а с 21.00 до 3.00 в Ставке осуществлялся итоговый доклад за сутки. В ходе него кроме обстановки докладывались проекты директив, приказов и распоряжений. Документы для доклада тщательно отрабатывались, формулировки оттачивались. По степени важности они сортировались в разноцветные папки. В красную папку укладывались первоочередные документы – директивы, приказы, планы. В синюю папку предназначались документы второй очереди. Содержание зеленой папки составляли в основном представления к званиям и наградам, приказы о перемещениях и назначениях. По мере важности документы подписывались.

Наряду с реорганизацией органов стратегического руководства шел непрерывный поиск путей повышения оперативности управления войсками, установления более тесного взаимодействия между фронтами. Уже в первые дни войны, когда в условиях быстро менявшейся обстановки при отсутствии устойчивой связи с фронтами и своевременной достоверной информации о положении войск военное руководство систематически опаздывало с принятием решений, стала очевидной необходимость создания между Ставкой и фронтами промежуточной командной инстанции. В этих целях было принято решение о направлении на фронт руководящих лиц Народного комиссариата обороны, однако эти меры не дали результатов. Поэтому постановлением ГКО от 10 июля 1941 года были созданы три Главных командования войск стратегических направлений.

На Главное командование войск Северо-Западного направления во главе с Маршалом Советского Союза К. Е. Ворошиловым возлагалась координация действий Северного и Северо-Западного фронтов, а также Северного и Балтийского флотов. Главное командование войск Западного направления во главе с Маршалом Советского Союза С. К. Тимошенко координировало действия Западного фронта и Пинской военной флотилии, а позже — Западного фронта, Фронта резервных армий и Центрального фронта. Главному командованию войск Юго-Западного направления во главе с Маршалом Советского Союза С. М. Буденным предстояло координировать действия Юго-Западного, Южного, а позже и Брянского фронтов. В его оперативном подчинении находился также Черноморский флот. В августе 1941 года был утвержден штат полевого управления Главнокомандующего войсками стратегического направления.

В задачу Главных командований входили изучение и анализ оперативно-стратегической обстановки в полосе направления, информирование Ставки о положении на фронтах, руководство подготовкой операций в соответствии с замыслами и планами Ставки, координация действий войск на стратегическом направлении, руководство партизанской борьбой в тылу противника.

Введение промежуточных органов стратегического руководства в сложных условиях первого периода войны было оправданным. Главные командования имели возможность обеспечить более надежное, четкое управление войсками и организацию взаимодействия между фронтами, оперативнее реагировать на действия противника. Вместе с тем в деятельности Главных командований было много недостатков. Главнокомандующие не только не имели четко определенных функций и достаточно широких полномочий, но и не располагали необходимым резервом сил и материальными ресурсами для активного влияния на ход боевых действий подчиненных им войск. Поэтому вся их деятельность нередко сводилась к передаче информации от фронтов в Ставку и, наоборот, приказов Ставки во фронты. Нередко Ставка ВГК осуществляла непосредственное управление боевой деятельностью фронтов, флотов и армий, минуя Главные командования. Вследствие этих и других причин Главнокомандующие войсками стратегических направлений не сумели улучшить руководство фронтами.

Вместе с тем накапливался опыт управления войсками командования и штабов фронтов, все более надежной и устойчивой становилась связь Ставки ВГК и фронтовыми управлениями, обстановка на фронте все более стабилизировалась. В этих условиях Главные командования войск стратегических направлений поочередно упразднялись. 10 сентября 1941 года прекратило существование Главное командование войск Западного направления, 29 сентября – Северо-Западного, а в декабре – Юго-Западного.

Однако окончательно Ставка ВГК от них не отказалась. Уже в феврале 1942 года она возложила на командующего Западным фронтом генерала армии Г. К. Жукова обязанности Главнокомандующего войсками Западного направления. Ему поручалось координировать боевые действия Западного и Калининского фронтов в ходе Ржевско-Вяземской операции. Вскоре было восстановлено и Главное командование войск Юго-Западного направления. Главнокомандующим был назначен командующий Юго-Западным фронтом Маршал Советского Союза С. К. Тимошенко. Он должен был координировать действия своего и соседнего Брянского фронта.

21 апреля 1942 года для руководства действиями войск на южном крыле советско-германского фронта было образовано Главное командование войск Северо-Кавказского направления во главе с Маршалом Советского Союза С. М. Буденным. Ему подчинялись Крымский фронт, Севастопольский оборонительный район, Северо-Кавказский военный округ, Черноморский флот и Азовская военная флотилия.

Как показала практика, совмещение должностей Главнокомандующего войсками стратегического направления и командующего фронтом оказалось нецелесообразным. Хотя такое совмещение и давало Главнокомандующим относительную самостоятельность в решении оперативных вопросов, их возможности по координации действий других фронтов сужались. В конечном итоге этим вынуждена была заниматься Ставка ВГК. Вскоре от подобной системы управления пришлось отказаться. В мае 1942 года были упразднены Главные командования войск Западного и Северо-Кавказского, а в июне – Юго-Западного направления.

К подобной системе стратегического руководства, но уже в более совершенном виде Ставка Верховного Главнокомандования прибегла лишь в 1945 году в период военной кампании на Дальнем Востоке. Учитывая удаленность театра военных действий от центра, было образовано Главное командование советских войск на Дальнем Востоке во главе с Маршалом Советского Союза А. М. Василевским. В отличие от ранее создаваемых Главных командований войск стратегических направлений, оно имело в своем распоряжении крупные силы и средства и было наделено большей самостоятельностью в решении вопросов подготовки и ведения военных действий. Вместе с тем и здесь Ставка ВГК сохранила за собой право управления фронтами и Тихоокеанским флотом.

С весны 1942 года появился институт представителей Ставки Верховного Главнокомандования, получивший широкое распространение в годы Великой Отечественной войны. Представители Ставки назначались ею из числа наиболее подготовленных военачальников. Они обладали широкими полномочиями и направлялись обычно туда, где по плану Ставки ВГК решались главные на данный момент задачи.

Функции представителей Ставки не оставались неизменными. До лета 1944 года они сводились главным образом к оказанию помощи командованию фронтов в подготовке и проведении операций, координации усилий фронтов, контролю за исполнением решений Верховного Главнокомандования. Но представители Ставки не имели права принимать в ходе операции принципиально новые решения без санкции Верховного Главнокомандующего. В дальнейшем полномочия представителей Ставки расширялись. Так, в Белорусской наступательной операции Маршал Советского Союза Г. К. Жуков осуществлял непосредственное руководство действиями 1-го и 2-го Белорусских фронтов, а Маршал Советского Союза А. М. Василевский – 3-го Белорусского и 1-го Прибалтийского фронтов.

Представителями Ставки Верховного Главнокомандования на фронтах в разное время были Г. К. Жуков, А. М. Василевский, С. К. Тимошенко, С. М. Буденный, К. Е. Ворошилов, А. И. Антонов, Н. Г. Кузнецов, Н. Н. Воронов, А. А. Новиков, А. Е. Голованов, Я. Н. Федоренко, Г. А. Ворожейкин, С. М. Штеменко, И. Т. Пересыпкин и другие. И. В. Сталин лично ставил им задачи перед убытием на фронт и принимал с докладами по прибытии. При необходимости он вызывал их в Ставку в ходе операций, особенно когда что-то не ладилось. Верховный Главнокомандующий требовал от своих представителей постоянных докладов о ходе выполнения поставленных задач, предъявляя высокий спрос за упущения и неудачи.

Создание института представителей Ставки ВГК способствовало повышению эффективности стратегического руководства. Верховное Главнокомандование имело возможность на месте согласовывать усилия и поддерживать тесное взаимодействие между фронтами, видами Вооруженных сил, родами войск и партизанскими формированиями, рациональнее использовать их в проводимых операциях.

Институт представителей Ставки ВГК просуществовал почти до конца войны. Лишь в заключительных операциях в связи со значительным сокращением фронта и уменьшением численности фронтовых объединений надобность в нем отпала.

Для руководства формированием резервов, подготовки маршевого пополнения, руководства запасными и учебными частями 29 июня 1941 года в народном комиссариате обороны было создано Главное управление формирования и укомплектования войск (Главупраформ). Его возглавил заместитель народного комиссара обороны Маршал Советского Союза Г. И. Кулик, но 6 августа того же года его сменил Е. А. Щаденко.

О масштабности деятельности этого органа управления свидетельствует тот факт, что только в 1941 году им было сформировано 286 стрелковых дивизий, более 500 бригад. Создание такого органа управления позволило Верховному Главнокомандованию оперативно решать вопросы подготовки маршевых пополнений и создания резервов для действующей армии.

С началом Великой Отечественной войны в стране широко развернулось всеобщее военное обучение трудящихся без отрыва от производства и в школах. В сентябре 1941 года решением ГКО было введено всеобщее обязательное военное обучение мужчин в возрасте от 16 до 50 лет по 110-часовой программе. Для централизованного руководства этим видом военной подготовки 17 сентября 1941 года в составе Народного комиссариата обороны было создано Главное управление всеобщего военного обучения (ГУВВО). В военных округах, республиканских, краевых и областных военных комиссариатах образуются отделы всеобщего военного обучения. Эти меры обеспечили непрерывное пополнение действующей армии подготовленными людскими ресурсами.

Для координации работы Тыла Вооруженных Сил было образовано Главное управление Тыла, а также учреждена должность начальника Тыла Красной Армии со штабом Тыла с подчинением его непосредственно Верховному Главнокомандующему. На протяжении всей войны начальником Тыла был генерал А. В. Хрулев.

16 июля 1941 года с целью укрепления боевой мощи армии и флота, повышения уровня организаторской и идеологической работы в Вооруженных силах был введен институт военных комиссаров. Одновременно органы политической пропаганды реорганизуются в политические органы – Главное политическое управление Рабоче-Крестьянской Красной Армии (ГлавПУ РККА) и Главное политическое управление Военно-Морского Флота (ГлавПУ ВМФ). Были расширены полномочия политорганов – они стали руководить как политико-массовой, так и организационно-партийной работой в войсках и на флоте. Эти меры позволили активизировать деятельность политорганов по обеспечению выполнения приказов и директив Ставки ВГК, повысить их роль в решении боевых задач, улучшить руководство партийными и комсомольскими организациями.

В связи с расширением масштабов вооруженной борьбы, увеличением количества соединений и частей видов Вооруженных сил и родов войск в действующей армии и необходимостью их более эффективного применения в ходе боевых действий были учреждены должности командующих видами и родами войск с соответствующими органами управления – военными советами и штабами: начальника, а с ноября 1942 года – командующего артиллерией Красной Армии, командующих гвардейскими минометными частями, бронетанковыми и механизированными войсками, Военно-воздушными силами, войсками противовоздушной обороны, авиацией дальнего действия, воздушно-десантными войсками с подчинением их непосредственно Ставке ВГК, а также начальника инженерных войск.

Некоторые командующие были возведены в ранг заместителей народного комиссара обороны, однако в 1943 году были его лишены. К тому времени у наркома насчитывалось уже около двух десятков заместителей, что стало создавать трудности в деятельности наркомата. В результате у народного комиссара обороны осталось лишь два заместителя – Маршалы Советского Союза Г. К. Жуков и А. М. Василевский.

Уже в первом периоде войны широко развернулось народное сопротивление врагу на оккупированной территории страны. Размах этого всенародного движения был огромным. Так, только летом и осенью 1942 года в период ожесточенных боев за Кавказ и Сталинград немецко-фашистское командование вынуждено было использовать до 25 дивизий для охраны своих тылов и борьбы с партизанами.

Однако централизованное управление борьбой советских людей в тылу врага было налажено не сразу, а по мере ее развертывания. Начало централизации руководства партизанским движением было положено постановлением Государственного Комитета Обороны от 30 мая 1942 года. В соответствии с этим постановлением при Ставке ВГК был создан Центральный штаб партизанского движения (ЦШПД). Его возглавил член ЦК ВКП(б), первый секретарь ЦК КП(б) Белоруссии П. К. Пономаренко. Штаб устанавливал связь с партизанскими формированиями, координировал их деятельность, снабжал партизан оружием, боеприпасами, медикаментами, готовил кадры, осуществлял взаимодействие партизанских формирований с регулярными частями Красной Армии.

Для непосредственного руководства партизанскими отрядами при Военных Советах фронтов создавались штабы партизанского движения: Украинский, Брянский, Западный, Калининский, Ленинградский и Карело-Финский.
6 сентября 1942 года в целях дальнейшего развертывания партизанского движения и повышения его эффективности была учреждена должность Главнокомандующего партизанским движением. На этот пост был назначен член Политбюро ЦК ВКП(б), член ГКО и Ставки ВГК Маршал Советского Союза К. Е. Ворошилов. Ему подчинялся Центральный штаб партизанского движения.

Вскоре в соответствии с постановлением ГКО от 28 сентября 1942 года были переформированы штабы партизанского движения, действовавшие при Военных советах фронтов. Они были преобразованы в представительства ЦШПД на фронтах, а их руководители введены в состав Военных советов фронтов. Главной задачей борьбы партизан ГКО определил дезорганизацию тыла противника. Предпринятые меры позволили преодолеть раздробленность, царившую в партизанском движении и снижавшую его эффективность.

Правда, в начале марта 1943 года Центральный штаб партизанского движения был расформирован, а руководство действиями партизан возлагалось на Центральные Комитеты компартий союзных республик и обкомы ВКП(б). Но ошибочность такого решения практически сразу же стала очевидной, и уже в апреле штаб был восстановлен.

С самого начала войны быстро менявшаяся оперативно-стратегическая обстановка на флангах советско-германского фронта потребовала тесного взаимодействия между флотами и действовавшими на приморских направлениях войсками фронтов. Первоначально флоты и флотилии с этой целью передавались в оперативное подчинение фронтам. Однако их командующие часто не уделяли должного внимания выполнению флотами самостоятельных задач на морских театрах, не всегда полно ориентировали флоты об общих задачах и перспективах их деятельности. В связи с этим, а также ввиду усложнения обстановки на море возникла потребность в коренном улучшении оперативно-стратегического руководства силами флотов.

Директивой Ставки ВГК от 31 марта 1944 года была учреждена должность Главнокомандующего Военно-Морскими Силами СССР. На эту должность был назначен народный комиссар ВМФ Адмирал Флота Н. Г. Кузнецов. Этой же директивой Балтийский флот оставался в оперативном подчинении Ленинградского фронта, а Северный и Черноморский флоты подчинены непосредственно Главнокомандующему ВМС. В директиве указывалось, что впредь задачи флотам будет ставить непосредственно Ставка ВГК. Отныне использование морской авиации в интересах сухопутных войск допускалось лишь в исключительных случаях и только с разрешения Ставки. За оборону побережья на приморских направлениях ответственность возлагалась на командующих фронтами, одновременно определялась степень участия и ответственности флотов в решении этих задач. Впредь командующим фронтами запрещалось вмешиваться в тактические морские вопросы и внутреннюю службу переданных им в оперативное подчинение флотов. Новая система руководства Военно-морскими силами предоставляла военно-морскому руководству больше самостоятельности, что позволило успешнее решать задачи разгрома противника на море.

Основным содержанием деятельности Ставки ВГК явилось планирование операций, подготовка войск и управление ими в ходе боевых действий, а также обеспечение их боеспособности, создание и использование резервов осуществление контроля и помощи командованию фронтов и флотов.

В начале войны советские Вооруженные силы должны были действовать по довоенным оперативным планам. Ими предусматривалось ведение оборонительных сражений в течение трех-четырех недель войсками прикрытия, а затем, с вводом в сражение вторых эшелонов приграничных фронтов и подошедших стратегических резервов, предполагалось перейти в контрнаступление. Но обстановка, сложившаяся на фронтах, не позволила реализовать эти планы. Стратегическая инициатива целиком находилась в руках немецких войск. В этих условиях вопреки принятой в предвоенный период военной доктрине советское военное руководство вынуждено было принять решение о переходе к стратегической обороне.

По мере стабилизации фронта, реорганизации системы стратегического руководства совершенствовалось управление войсками. Планирование операций стало характеризоваться более согласованными усилиями Ставки ВГК, Генерального штаба и штабов фронтов. Особенностью стратегического руководства вооруженной борьбой явилось сочетание коллегиальности в выработке решений с единоличной ответственностью за претворение их в жизнь. Планы кампаний принимались на совместных заседаниях Политбюро ЦК ВКП(б), ГКО и Ставки ВГК. В дальнейшей работе по подготовке операций самое активное участие принимали командующие фронтами, видами Вооруженных сил и родов войск. Все это позволяло рассматривать вопросы глубоко и всесторонне, вырабатывать целесообразные решения, оперативно проводить их в жизнь.

Однако к этому Ставка ВГК пришла не сразу. В первом периоде войны и особенно в первые ее месяцы принцип коллегиальности практически не соблюдался. Но по мере приобретения опыта складывалась относительно стройная система подготовки и принятия как принципиальных долгосрочных, так и частных текущих решений. Были выработаны и освоены четкие принципы стратегического планирования, разработки замыслов и планов военных кампаний, стратегических и фронтовых операций. Ставка ВГК и Генеральный штаб последовательно переходили от решения отдельных неотложных стратегических задач распорядительным порядком к заблаговременному планированию операций фронтов, потом стратегических операций групп фронтов и, наконец, военных кампаний.

Показателем возросшего уровня руководства советскими Вооруженными силами являлась конкретность и целеустремленность планов военных кампаний второго и третьего периодов войны. В отличие от первого периода, кампании которого проводились без четко выраженного плана, последующие кампании разрабатывались заблаговременно на основе глубокого и всестороннего анализа военно-политической и военно-стратегической обстановки, с учетом целей, выдвигаемых политическим руководством, перспектив войны и реальных возможностей войск.

Деятельность Государственного Комитета Обороны, Ставки Верховного Главнокомандования и других высших органов управления в годы войны отличалась масштабностью и многоплановостью. Во главе большинства из них стоял И. В. Сталин, в образе которого в значительной степени слилось государственное военное и политическое руководство. Поэтому и стиль работы высших органов государственного и военного управления во многом определялся стилем работы Верховного Главнокомандующего. Зачастую невозможно было определить, какой орган заседает: в кабинете И. В. Сталина одновременно собирались члены Политбюро, Государственного Комитета Обороны и Ставки ВГК. Однако объединяющим органом в условиях жесточайшей войны, по-видимому, все же была Ставка Верховного Главнокомандования. Именно она стала стержнем всей политики Кремля в военные годы. Здесь кроме планов операций обсуждались военно-политические, экономические и многие другие вопросы. Для этого приглашались государственные и военные деятели самого высокого ранга, а также рядовые солдаты, партизаны и рабочие.

И. В. Сталин умел заставить людей действовать. Режим работы Ставки ВГК был практически круглосуточным. Тон задавал сам Верховный Главнокомандующий, работавший по 12—16 часов в сутки, причем, как правило, в вечернее и ночное время. Основное внимание он уделял оперативно-стратегическим вопросам, проблемам вооружения, подготовке людских и материальных ресурсов.

Постоянно в поле зрения Ставки ВГК находилась подготовка высшего военного руководства – командующих, начальников штабов и членов Военных советов фронтов, армий, а иногда корпусов и дивизий. Нередко И. В. Сталин, заметив проявившего себя командующего или командира, встречался с ним, а затем внимательно следил за его служебным ростом. В результате в годы войны выдвинулось новое поколение полководцев, чьи имена знают во всем мире.

Приоритет в решении военных вопросов принадлежал, безусловно, Генеральному штабу. Поэтому его начальники во время войны практически ежедневно бывали у И. В. Сталина, став для него основными экспертами, консультантами и советчиками. После тяжелых поражений первых месяцев войны Верховный Главнокомандующий настолько проникся важностью Генштаба, что охотно выслушивал мнения и простых генштабистов.

Нередко в Ставке бывали командующие фронтами. Обычно эти посещения были связаны с подготовкой крупных операций или с назначением на новую должность. Иногда вместе с ними приезжали члены Военных советов, реже — начальники штабов.

Постоянными посетителями Ставки ВГК были народный комиссар ВМФ Н. Г. Кузнецов и начальник Тыла Красной Армии А. В. Хрулев. Неоднократно Верховный Главнокомандующий встречался с начальниками Главных управлений Народного комиссариата обороны, командующими и начальниками родов войск. По вопросам, касающимся приема на вооружение боевой техники или поставок ее в войска, вместе с ними приходили наркомы авиационной, танковой промышленности, вооружения, боеприпасов и другие. Нередко по этим вопросам приглашались ведущие конструкторы оружия и боевой техники.

Приглашались в Ставку ВГК и простые воины – летчики, танкисты, артиллеристы, партизаны. В Кремле можно было встретить военных писателей, директоров оборонных заводов, рабочих, колхозников и даже священников.

5 мая 1945 года Указом Президиума Верховного Совета СССР был упразднен Государственный Комитет Обороны. Ставка Верховного Главнокомандования прекратила свою деятельность в октябре 1945 года.

В целом система военного управления к 1945 году в основном соответствовала характеру военных действий, общим требованиям политики и военной стратегии. Она обеспечивала надежное и эффективное управление войсками и силами, успешное выполнение военно-политических и стратегических задач.

Таким образом, в годы Великой Отечественной войны в СССР сложилась стройная система государственного и военного руководства в военное время. Она складывалась постепенно, по мере накопления опыта и роста искусства управления в высших звеньях власти. Эта система эффективно осуществляла управление страной и ее военной организацией, что в конечном итоге помогло добиться победы над врагом.

Вместе с тем следует отметить и некоторые отрицательные черты сложившейся системы управления. Главная из них заключалась в том, что в первые же месяцы войны И. В. Сталин сосредоточил в своих руках необъятную власть. Он, оставаясь Генеральным секретарем Центрального Комитета ВКП(б), возглавил Совет Народных Комиссаров СССР, Государственный Комитет Обороны, Ставку Верховного Главного Командования и Народный комиссариат обороны. В то жестокое время такая концентрация власти была во многом оправдана, объективно необходима. Но постепенно все полнее стали вырисовываться и негативные стороны такой централизации.


© Международный Объединенный Биографический Центр

Немножко рекламы:
В нашем интернет-магазине развивающие игры для детей всех возрастов